Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск 
 
 
 
 
 
Главное меню
Главная страница
Первый шаг в генеалогии
Союз краеведов и генеалогов Урала и Зауралья
Газета "Союзная мысль"
Музей "Дети войны"
Об Ассоциации и о нашей библиотеке
Лидеры Ассоциации
Гость Ассоциации
Краеведы и генеалоги Курганской области
Краеведы и исследователи Оренбургской области
Исследователи Свердловской области
Краеведы и генеалоги Челябинской области
Летописи Курганской области
Летописи Челябинской области
Летописи Приуралья
Лучшие статьи журналистов
Забытые слова
Старообрядчество на Южном Урала
Территория Оренбургского казачьего войска
Народное творчество
Экологические бедствия Челябинской области
Работа сайта
Контакты
Поиск
Содружественные сайты
Гостевая книга
Баннеры
Авторизация





Забыли пароль?

Rambler's Top100
Главная страница arrow Мокроусовский район
Мокроусовский район
Сёла: Белое, Большое Белое, Малое Белое.
 

Плач на озере Белом

                                А.К. Колесников



 
Плач на озере Белом

       
П
одростком, помню, заинтересовался, почему многие селения в нашей области названы Бе­лыми: есть Белое, Большое Белое, Малое (и не одно). Есть просто Белое. Наш старенький учитель исто­рии Антип Карпович на мой вопрос посоветовал отве­тить мне самому. Проснись, мол, пораньше - часика в три-четыре и сходи на берег озера. Посмотри на него глазами первопроходца, может, и поймешь, отчего село наше Малое Белое называется. Одолело тогда меня лю­бопытство, всю зиму вспоминал ответ учителя. И вот однажды летом пришел на берег. Глянул на воду и замер - такая картина сказочная предстала взору. В серой зябкости рассвета вода была совершенно белой, как све­жее молоко в подойнике. Вот и прадеды наши, навер­ное, оторопели от такого зрелища. Может, подумалось им, что это и есть сказочное Беловодье. И остановились великие труженики в этих местах, ударили топорами по звонким соснам, поставили первые избы на белых по утрам озерах. Назвали свои селения в честь этих озер. Не случайно ведь моих земляков старожилы окрестных сел до сих пор беловодцами зовут.

       Одно такое Белое расположилось на берегу озера в Мокроусовском районе. Остановиться мне в нем довелось случайно, а поведать другим о селе захотел потому, что уж очень необычное оно: живет сейчас в том Белом один-един­ственный житель - Тамара Сергеевна Игумнова. Бойкая на вид, проворная не по летам, она сказалась больной. Потому и замуж, мол, никогда не выходила, хотя и сейчас старички сватаются. Пятистен имеет, огород содержит со­ток в пятнадцать, корова в пригоне, теленок с ней, по заросшему конотопкой подворью куры ходят, а охраняет все это движимое и недвижимое хозяйство небольшая двор­няжка с добрыми, внимательными глазами. Поняла, что зашел я к хозяйке не со злом, и успокоилась сразу.

       Мне, разумеется, подумалось, что развалилось село в шестидесятые-семидесятые годы как неперспективное. Так-то оно так, подтвердила Тамара Сергеевна, только раз­вал тот начался много раньше, еще в двадцатых-тридцатых годах. Тогда, когда истребили в деревне самых луч­ших, самых трудолюбивых мужиков...

       В переполненном до отказа сельском клубе уполномо­ченный объяснял людям, что сегодня в деревне арестова­ли врагов народа: председателя колхоза Никифора Игум­нова, бригадира Сергея Игумнова, животновода Петра Игумнова. Не родня они, однофамильцы, много в Белом Игумновых было. За что же эти пострадали? Отец Ни­кифора до революции был деревенским старостой, стало быть, мироедом. Сергей - унтер-офицер царской ар­мии, значит, монархист. Отец Петра - бандит.

       Молчали мужики. Опустили кудлатые головы, смоли­ли цигарки. Женщины прижались, глаз не поднимали. И только один Иван Бетехтин, участник гражданской войны, силился что-то сказать, да не мог - заикался сильно после контузии. А ведь в селе все знали, что ни­какой не мироед был староста Максим Игумнов, обык­новенный крестьянин, разве что подобросовестней дру­гих. Знали, что бывший офицер царской армии Сергей Игумнов боролся с монархией на полях гражданской войны, видели, как он всей душой болел за колхозный строй. А какой же враг Петр Игумнов? Парень только в армии отслужил, полгода учился на курсах животново­дов да столько же в колхозе поработал. Насчет того, что отец его в банде был, так в селе каждому известно - наводил старый Андриан красных на логово бандитов. И жив он еще был, когда младшего его сына Петра суди­ли, здесь же в клубе сидел, да что мог поделать?

       В селе каждый знал все друг о друге. Знали и о поря­дочности подсудимых, но страшное - враг народа - захолодило ужасом сердца. Слышали уже, как расправ­ляются с теми, кто врагам народа сочувствует. И молча­ли. Только Иван Бетехтин силился замолвить слово за односельчан.

       Их увезли в неизвестность. Родственники до сей поры не знают, где и как провели последние дни беловские активисты. Не пришло вестей оттуда, куда увезли «вра­гов народа». А колхоз долго оставался без головы - не было больше в деревне грамотных мужиков. Однажды в Белое приехали представители райкома партии, райзо и ГПУ. Спрашивают у партийного секретаря, почему до сих пор нового председателя колхоза не избрали.


       - Нет кандидатуры, - отвечал Григорий Игумнов.

       Дали ему трое суток для подбора подходящей кандидатуры и по истече­нии их снова приехали. Собрали собрание. А в хозяйст­ве, действительно, ни одного грамотного мужика не ос­талось. Пришли крестьяне, помолчали, с ноги на ногу попереступали, да ни с чем и разошлись.

-   Заходи, Игумнов, - приказывают районные пред­ставители власти, - в избу-читальню.

       Зашел он туда сам не свой.

-   Выкладывай партбилет.

       Это означало, что и каталажка долго не заставит ждать. Зиму просидел бывший секретарь в «чижовке», а весной отпустили. Никто сейчас не знает, может, письмо помог­ло, которое жена его, Пелагея, Калинину писала, мо­жет, смилостивились местные власти, только оставили отрабатывать в колхозе с вычетом из оплаты 25 процен­тов. Ушел он из Белого в деревню Красный Рям, там и отрабатывал, там и последний день свой встретил.

А скоро после этих событий народ в Белом болеть стал, умирать люди начали от неизвестной болезни. Мес­тные медики и власти увидели в том большую опасность для всего района - Белое-то рядом с Мокроусовым. Де­ревню оцепили. Ни выехать, ни заехать. Больше того, соседям запрещалось навещать друг друга. А когда за­прет сняли, много трупов нашли в пустых холодных из­бах. Вскоре весть дошла: болезнь-то незаразной была. Лечить надо было. Так врач, который из самой Москвы приезжал, сказал...

        Очень-очень многое изменилось в нашей стране за годы одной только человеческой жизни. Война опустошитель­ным смерчем пронеслась. В таежной северной глухома­ни выросли новые города. Распаханы целинные залежи. Человек прошел по Луне. В одно мгновение рассыпалась на частицы могучая ядерная держава. Умерли тысячи деревень. И сейчас умирают. И Белого, видно, не мину­ет эта участь. Осталась здесь одна Тамара Сергеевна, дочь того самого Сергея Игумнова, которого в тридцать седьмом как врага народа увезли от семьи навсегда. Та­мара Сергеевна помнит отца большим, шумным, ласко­вым. Очень детей любил, а было их у него семеро. С гражданской войны пришел бывший унтер-офицер, уве­ровавший в светлое будущее. Первым пошел в коммуну, а потом без оглядок и в колхоз записался. Работал - не спал, вот и бригадиром народ избрал.  Однако в дом общественное не тянул, жили Игумновы, как и все мно­годетные в то время, шумно, весело, но небогато.

       Как-то к Сергею Никаноровичу зашло в дом районное начальство: председатель райисполкома Кошкаров, первый секретарь райкома партии Сидоров и начальник НКВД Борков. Зашли они к Игумнову как к активисту, как к товарищу по партии. Посмотрели, как живет, побеседова­ли о делах колхозных. А вскоре Сергей с пленума райкома партии вернулся со свертком. Пожалело начальство, выде­лило детишкам бригадировым материю на одежду.

       Вот ведь, поди ж ты, разберись, что к чему. И бедно человек жил, и в работе горел не за страх, а за совесть, и другим кроме добра ничего не сделал, а нашлась чер­ная душа, послала письмо подметное, и закрутилась ма­шина. Да так закрутилась, что те же товарищи по пар­тии, занимавшие высокие посты в районе, отвернулись, побоялись слово защитное сказать. И районная газета на первой странице гневно заклеймила беловских «вре­дителей» клеймом «враги народа». А вскоре и люди, ко­торые письмо писали, таиться перестали. Кого бояться, власть-то за них. Помнит Тамара Сергеевна имена тех людей, чьи козни сгубили отца и его товарищей. Нет их уже в живых, а фамилии мне называть не стала. Зачем? Дети у них, внуки, правнуки, им-то, может, и не надо знать о подлости предков. Хотя как знать?

В 1956 году после известного партийного съезда при­ехал в Белое милиционер Попов. Ни разу с тридцатых годов не заходил к Игумновым, а тут зашел. Пьяный сидел на лавке, плакал, ругался последними словами. Говорил, что ни за понюшку табаку лучших мужиков в деревне загубили. Невиновные они оказались.

       А сколько писем было написано детскими ручонками Сталину, Калинину, чтобы вернули отцов домой! Ответ, правда, Игумновым приходил из Верховного Совета, обещали рассмотреть дело отца. Да только тем обещани­ем все и прикрылось...

       Что-то ведь должно остаться на земле в память о чело­веке? Осталось от Игумнова очень мало. Два сына Сер­гея

Никаноровича - Аркадий и Александр - погибли во вторую мировую войну. Сын Василий умер двадцати двух лет от роду. Покончила жизнь самоубийством дочь Мария, молодой умерла Анна. Только Тамара да Дина живут еще на этом свете. А вот села Белого, которое так любил лихой унтер Игумнов, не стало.

Впрочем, живет еще его дочь Тамара на этой земле. Домик ее с краю, на въезде. А дальше, где тянулись улицы, - ямы, поросшие бурьяном, ряды заброшенных тополей, покалеченные постройки. С дороги, которая идет мимо Белого на Мостовое, вечером виден огонек. Слов­но сторож охраняет в безмолвии человеческую память. Да озеро белеет. Да чайка над тем озером плачет.

1987-1991 гг.







Электронная версия Ольги Щетковой.

Выделено мной же.

7 июля 2009 года, город Челябинск. Материал для сайта:


//www.uralgenealogy.ru/



 

 
 
Летописи Курганской области
Город Курган
Карты сел и деревень Курганской области
Белозерский район
Варгашинский район
Далматовский район
Каргапольский район
Катайский район
Куртамышский район
Мишкинский район
Мокроусовский район
Половинский район
Целинный район
Шадринский район
Щучанский район
Юргамышский район
Случайное изображение из галереи
Сейчас на сайте находятся:
3 гостей
 
 
 
                
© 2008-2013 Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск
При использовании информации ссылка на сайт http://www.uralgenealogy.ru/ обязательна.
Сайт работает на Joomla! Создание сайта - WEBSTRO STUDIO. Дизайн: Rami Ben-Ami, ВЕБСТРО