Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск 
 
 
 
 
 
Главное меню
Главная страница
Первый шаг в генеалогии
Союз краеведов и генеалогов Урала и Зауралья
Газета "Союзная мысль"
Музей "Дети войны"
Об Ассоциации и о нашей библиотеке
Лидеры Ассоциации
Гость Ассоциации
Краеведы и генеалоги Курганской области
Краеведы и исследователи Оренбургской области
Исследователи Свердловской области
Краеведы и генеалоги Челябинской области
Летописи Курганской области
Летописи Челябинской области
Летописи Приуралья
Лучшие статьи журналистов
Забытые слова
Старообрядчество на Южном Урала
Территория Оренбургского казачьего войска
Народное творчество
Экологические бедствия Челябинской области
Работа сайта
Контакты
Поиск
Содружественные сайты
Гостевая книга
Баннеры
Авторизация





Забыли пароль?

Rambler's Top100
Главная страница arrow Забытые слова arrow Ширкунец
Ширкунец

 Мой талисман - ширкунец

Бубенец с бабушкиной свадьбы стал семейной реликвией

       Моя покойная мама, Лидия Тимофеевна, не любила расставаться с памятными вещами. Говорят, это свойственно "драконам", а мамин знак зодиака как раз был Дракон. От ее детства, пришедшегося на второе десятилетие прошлого века, у меня остался маленький изящный ширкунец. Так на родине мамы, в Курганской области, называли бубенцы, которыми "убирали" лошадей, запряженных в свадебный поезд. Маме его подарила ее мама - это память о свадьбе моей бабушки. То немногое, что осталось у нее после раскулачивания.

       Пятнадцатилетней девушкой мама шла, ехала, добиралась до строящегося города у горы Магнитной, где работал ее старший брат. Добралась. Но для того чтобы строить новую жизнь и новый город, не хватало возраста. Пришлось слукавить и прибавить один год. Получив паспорт, устроилась на работу, и началась поэзия молодежной стройки. Жизнь и окружающие пейзажи отличались от родного села Введенское, где грибные-ягодные леса, речка с красивым названием Миасс. Проработав два года, мама вернулась на родину. Она привезла домой подарки: ситец, красную косынку, фотографию с пропуска, а на дне ее фанерного "кофра" лежал заветный ширкунец - ее оберег.

       Жизнь в родном краю была наполнена работой. По вечерам молодежь собиралась в клубе. Пели, танцевали. Потом подоспело замужество по большой взаимной любви.

       Однажды воскресным летним днем мама пошла к знакомым в дальнее село. Разговаривая с хозяйкой, она почему-то обернулась на хозяина, который сидел в наушниках (радио не было ни в одном доме). Тот вдруг страшно побледнел, а губы беззвучно артикулировали одно только слово "война". Так мама первой узнала эту страшную новость. Через две недели она проводила мужа на фронт, а через четыре месяца первой получила похоронку. Он погиб у Ясной Поляны. В 1949 году мы приехали жить в Челябинск. Мы - это мама, я и моя младшая сестра Надя. Жили скромно, из игрушек только две куклы, мамой сшитые, и ширкунец со свадьбы моей неведомой бабушки. Мама рассказывала нам его "историю", сочиняя, что когда-то он был большим церковным колоколом, который разбили лихие люди, и он превратился в маленький ширкунец. В другой раз она говорила, что ширкунец был цыганским конем черной масти, а закончив свои земные дни, стал ширкунцом. Когда я поехала поступать в университет в Свердловск на отделение искусствоведения, первым экзаменом была история искусств - предмет, который в школе не изучался. Надежды поступить почти не было. Мама дала мне на счастье ширкунец. Сдавая экзамен профессору Павловскому (светлая ему память), я сжимала в запотевшей руке заветный талисман. Профессор похвалил меня, поставил "отлично", и я, думая, что он не видит, поцеловала ширкунец. Павловский спросил: "Что это у вас? Покажите". Я показала. "Это же ширкунец", - сказал умный профессор. Наверное, если бы я в ту минуту подарила ему эту вещицу, он бы обрадовался, но я не могла. Никак не могла.

       Через годы, вручая мне диплом, словно путевку в искусство, Павловский спросил: "Хранишь ширкунец?" - "Храню, Борис Васильевич, храню".

       Давно нет моей мамы, давно нет моего учителя, а ширкунец хранится в моей семье. Не раз и не десять раз у меня выпрашивали его коллекционеры, предлагали серьезные деньги, но никому не отдам. Это же и церковный колокол, и цыганский конь, и память о моей бабушке, моей маме, моем учителе.

Нина ВОРОШНИНА

Челябинск

По материалам газеты "Челябинский рабочий" 16.11.06
 

...  «Широко были распространены игры «в лапту», «в клек», «в горелки», «в чижики», «в догонялки», «в прятушки», «в слепого Афонаса», «в кучу малу», «в перекати-поле», конские состязания - «в бегунцы», состязания борцов, плясунов и т.д.

       В зимнее время, также по праздникам, а, особенно на масляной неделе, любимейшим отдыхом было катание на бойких, изукрашенных тройках со звенящими колокольцами, с весёлыми бубенцами и шаркунцами».


Найдено на сайте города Куртамыша Курганской области:

http://kurtamysh.ru/content/view/313/68/1/1/

Автор: Борис Павлович Рычков. 1984 год (Ноябрь - декабрь):

 
« Пред.   След. »

 
 
Случайное изображение из галереи

  Все материалы сайта  
URALGENEALOGY.RU  
проверены редактором сайта
которая несёт полную ответственность  за информационную точность, этичность и  качество размещённых данных.
Все статьи на сайте  
URALGENEALOGY.RU   
публикуются с письменного разрешения авторов.
Сейчас на сайте находятся:
3 гостей
 
 
 
                
© 2008-2013 Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск
При использовании информации ссылка на сайт http://www.uralgenealogy.ru/ обязательна.
Сайт работает на Joomla! Создание сайта - WEBSTRO STUDIO. Дизайн: Rami Ben-Ami, ВЕБСТРО