Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск 
 
 
 
 
 
Главное меню
Главная страница
Первый шаг в генеалогии
Союз краеведов и генеалогов Урала и Зауралья
Газета "Союзная мысль"
Музей "Дети войны"
Об Ассоциации и о нашей библиотеке
Лидеры Ассоциации
Гость Ассоциации
Краеведы и генеалоги Курганской области
Краеведы и исследователи Оренбургской области
Исследователи Свердловской области
Краеведы и генеалоги Челябинской области
Летописи Курганской области
Летописи Челябинской области
Летописи Приуралья
Лучшие статьи журналистов
Забытые слова
Старообрядчество на Южном Урала
Территория Оренбургского казачьего войска
Народное творчество
Экологические бедствия Челябинской области
Работа сайта
Контакты
Поиск
Содружественные сайты
Гостевая книга
Баннеры
Авторизация





Забыли пароль?

Rambler's Top100

ИСТОРИЯ СЕМЬИ ГОНЦОВЫХ

ЛЕТОПИСЬ  ДЕРЕВНИ  МЕДВЕЖЬЕ,

ИСТОРИЯ  СЕМЬИ  ГОНЦОВЫХ

 Н.Б. Павлов

Вступление.

 

         В начале октября 2004 года нас в г. Кургане посетила родственница из г. Омска Алевтина Алексеевна Гонцова (до этого мы ни разу в жизни не встречались. Она приходится мне троюродной сестрой!). 

         Моя бабушка Наталья Лавровна Статных (Пережогина) являлась родной сестрой Анны Лавровны Гонцовой (Пережогиной) - бабушки Алевтины и все они до  революции 1917 года и перед замужеством жили в с. Кипель, Юргамышского р-на, Курганской области (мы все ездили туда, были на Ивинской мельнице, в с. Красный Уралец, в с. Петровском, в школьном музее).

       Алевтина Алексеевна говорила, что её отец Алексей Михайлович Гонцов имел знал и хранил историю своего рода, завещал ей хранить все свои наработки по этому вопросу. Она любезно меня с ними ознакомила.  На основании этих материалов (они интересны сами по себе и очень напоминают историю родственников Статных), я решил написать историю Гонцовых и составить их родословное дерево.

       В сентябре 2006 года А.А. Гонцова снова посетила Курган вместе с З.П. Пухкало   (Таракановой, Гонцовой) и братом М.Б. Павловым. Мы ездили на место бывшей дер. Медвежье.

Краткая история семьи Гонцовых. 
Нажмите на изображение для увеличения

Первое упоминание о Гонцовых в нашей местности относится к 1720-21 годам. Из переписи, проведенной старшим полковником Леонтием Ивановым Парфеньевым:  «Село Введенское при реке  Черной.  ...Беломестный драгун Федот Федоров Гонцов,  29 лет. При нем дети:  Тарас - 8 лет. Павел - 1 год».

      Последний сын Яков - прямой предок Гонцовых родился в 1726 г., уже после переписи. (Госархив Тюменской обл. Ф. 154, опись 8).   Беломестными драгунами называли в то время местное ополчение. Солдаты имели семьи, были поселены на землю, от неё и кормились, было у них небольшое денежное содержание и они были освобождены от налогов. При военной опасности  все драгуны и казаки должны были с личным оружием в составе своего формирования принимать участие в боевых операциях.

       В то время вся эта территория страдала от набегов диких кайсак-киргизских орд, угонялся скот, а люди продавались в рабство в Среднюю Азию (Хиву).  Это продолжалось до Хивинского похода 1873 года (солдатом принимал участие в этом походе прадед Лавр Григорьевич Пережогин). После постройки новой оборонительной линии и организации Оренбургского казачьего войска в 1750-е годы, местные ополченческие формирования (беломестные драгуны и казаки) были реорганизованы.  Часть из них записалась в казаки и была отправлена на жительство и службу во вновь организуемые станицы на Усть-Уйскую пограничную линию (станицы Звериноголовская, Усть-Уйская, Прорывная, Озёрная).  Другая часть перешла в черносошенные (государственные) крестьяне.  Им были нарезаны новые земли, например, вокруг озера Большое Белое, где возникли села Чинеево, Пестерево, Патракова, Медвежья.  Беломестные драгуны Гонцовы записались в государственные крестьяне, жили в д. Сычево, а затем переехали и основали дер. Медвежья. Но по преданиям там уже был колодец называвшимся - Поворинским.

    Согласно списка односельчан, подписавших характеристику на  М.В. Гонцова о возвращении его из ссылки в 1940 году, на 2/3 от числа жителей деревня состояла из однофамильцев Гонцовых (видимо, в далеком прошлом, все бывшие родственники).  Эту версию мне  подтвердил  курганский скульптор А.И. Патраков, долго и серьёзно занимавшийся своей родословной, у которого предок Патрикий тоже был беломестным драгуном в с. Введенском и попал под перепись 1721 года, а потом, в 1750-е годы.  Они также перешли в  разряд государственных крестьян и основали дер. Патракова (недалеко от д. Медвежья), где  его однофамильцы составляли  тоже подавляющее большинство. У него есть сведения, что в пугачевском бунте принимал активное участие боевой есаул Гонцов. Кроме того он выяснил, что в одном из поколений Патраковы и Гонцовы породнились.

     Большую работу в архивах по составлению полной родословной Гонцовых также провела Зинаида Петровна Пухкало  (Тараканова, Гонцова), живущая в Омске.

Как видим, у многих земляков корни уходят к первопоселенцам -  беломестным драгунам и казакам.

    Итак, все Гонцовы жили в дер. Медвежье, Юргамышского района

(сейчас эта деревня не существует). Первый документально известный основатель их рода в 9-ом поколении  Макар Гонцов, родился в середине 18 века (1750-е годы, его родители, видимо, записались в крестьяне и основывали деревню) и занимался, как и все остальные потомки, хлебопашеством. Почти все мужики в их деревне носили эту фамилию и часто женились на крестьянках из недалекого и богатого села Кипель.

        Так же поступил и дед  Алевтины Алексеевны - Михаил Васильевич ( 1890-1965 г.), обвенчавшийся в 1911 году с Анной Лавровной Пережогиной ( 1891-1931 г.), сестрой моей  бабушки.

     Михаил жил одной семьёй вместе с отцом Василием Васильевичем (1846-1930 г.), т. к. был единственным сыном.

Крестовой дом со всеми  хоз. постройками, посева 40 дес.,

 да ещё 30 арендованной (всего 70), 2 постоянных работника, ещё 3

 сезонных, 10 лошадей, из них 2 - выездные,10 подростков, 15 коров,

 полный набор новых с/х орудий,  занимались торговлей мукой.

 (Здесь и далее курсивом  прим. автора).

        В 1912 году у Анны родилась дочь - Елена, а в 1913 году  Михаил был призван в Императорскую армию - в крепостную артиллерию в Кронштадте, где служил до роспуска царской армии в 1917 году. Он  был унтер-офицером и отличным службистом, не раз приезжал в отпуск домой.

      В 1915 году у них родился Алексей (отец Алевтины), а в 1916 г. - Григорий.

Дер. Медвежье, 21 июля 1908 года
ГОНЦОВЫ (однофамильцы, братья Февронии):
Слево направо:Дмитрий Степанович, его жена с сыном,
Агафон Степанович.

      В конце 1-ой Мировой войны в Медвежье приехал, дезертировав с фронта, какой-то сослуживец Михаила и в пьяном виде напугал Анну

(заглядывал  в окна, визжал, врал, что муж её погиб в страшных мучениях и т.д.). От переживаний она убежала в лес, её искали на лошадях и после этого у Анны  Лавровны стали проблемы со здоровьем, с рассудком. Она долго болела и дожила только до 1931 года.

  В 1917 году Михаил Васильевич вернулся с 1-ой Мировой войны, а где был и чем занимался во время  гражданской войны - история умалчивает.

     В 1920 году был мобилизован райвоенкоматом (красным) на работу на клепочный завод, где работал 1 год. (Видимо, в это же время на заводе им. Бубнова работал мой дед, его свояк П.С.Статных, бывший рядовой царской и колчаковской армий,  до мобилизации в РККА в 1921 г.  Это прочитано мной  в его заявлении против раскулачивания от 1930 г.).

     В 1921-23 годах М.В. Гонцов служил в 1-ом Киевском отряде особого назначения, завхозом. Отряд располагался в г. Звенигородка Киевской губернии.  

    (П.С.Статных так написал про этот период: «Был в репрессии против бандитизма до 1923 г.  на  Украине (опять вместе?), Урале, Туркестане». Впрочем, несмотря на все эти заслуги перед  советской властью, впоследствии в 1930 г., обоих родственников с разницей в месяц  раскулачили и сослали на Северный Урал).

       В 1923 году, отвоевав, окончательно демобилизовавшись, М.В. Гонцов вернулся в родную деревню Медвежья, где вторично женился на Февронии (Феше) Степановне Гонцовой (однофамилице, 1905-1975 г.). Это объясняется тем, что Анна Лавровна уже очень  сильно болела, а детей надо было поднимать.

       С Фешей  общих детей у них не было, но она стала хорошей матерью (мачехой) всем трём малолетним детям. Была она со всем семейством в ссылке, дети до самой её смерти хорошо относились к ней.  После вся семья Гонцовых жила в Медвежье и занималась сельским хозяйством до февраля 1930года.

       Против дореволюционных времен имущества имели значительно  меньше:

      постройки те же;

      посева 20 дес., арендованной земли 15 дес. (35 дес.);

      постоянных работников - 2 человека;

      лошадей - 5, подростков - 5, коров - 5.

       Видимо, к 1929 г. он понял, что работать на износ, чтобы жить лучше не к чему, поэтому сократил посев до 5 дес. ( сравним с царскими 70 дес.), лошадей - 3, коров - 2.

       Был бойкотирован за несдачу хлеба.

       Это значит, что  вся семья не обслуживались в лавке, на почте, в  медпункте, ночами комсомольцы затыкали тряпками дымоходы печей, закалачивали досками окна и двери, дети были отчислены из школы, сельсовет не выдавал ни одной справки, а все жители деревни в присутствии начальства не разговаривали с членами этой семьи. (Из книги курганского автора А.А. Базарова «Кулак и агрогулаг»).

       В 1925-27 годах Гонцов был председателем Медвежьевского сельского совета, но несмотря на это 22 февраля 1930 г. постановлением Юргамышского райисполкома хозяйство М.В. Гонцова признано кулацким и он подлежал вместе с семьёй ( а с ним отец в возрасте 84 лет: на верную смерть, так и вышло) высылке  по 2-ой группе для проживания на Северный Урал, в Н. Тагильский округ, Серовский (Надежденский) район.

    По 2-ой группе - это значит, что ни одной вещи не разрешалось с собой брать, а место ссылки - наиболее северные места, причём режим ссылки очень строгий.

       (Деда моего, его свояка П.С.Статных, раскулачили 16  марта 1930 г. из д. Быдино по 3-ей группе, разрешили взять кое-какие вещи  и выслали южнее - в Чусовской р-он, Пермской области).

      Все семьи погрузили в телячьи вагоны, с ограниченным количеством воды и еды и очень долго  (несколько недель) везли на Северный Урал.  При проезде через г. Нижний Тагил дочери Елене  удалось убежать из охраняемого вагона в город и там  временно затеряться.  Охрана её не нашла.

     

    История Елены Гонцовой интересна,  поэтому подробнее   остановимся на ней.   С её слов:   «...В возрасте 18 лет мы вместе с подружкой сбежали со спец. эшелона и оказались в Н.Тагиле. Здесь нашли Сметаниных из Кипели ( это была сестра  2-ой жены деда Лавра Григорьевича Пережогина бабы Веры). Жила у Сметаниных год и работала штукатуром на стройке под фамилией  Патракова Елена Васильевна, т. к.

  какого-то начальника с этой стройки под этой

  фамилией дочь училась в городе. Сказала, что документы потеряла и этими документами воспользовалась я.  Научилась печатать на машинке, поступила на работу секретарём. Получила свидетельство о рождении на имя Патраковой, так и жила под этой фамилией. В 1935 году вышла замуж за Владимира Яковлевича Ильясова.  Он работал начальником геолого-разведовочного управления Н. Тагильского горного округа.  Ильясов - это фамилия его отчима. Его родной отец - Императорский прокурор Оренбургской губернии дворянин (вероятно граф) Яков Сперанский,  имел генеральское звание и был расстрелен во время революции 1917 года. Жена- дворянка, осталась с тремя детьми, мальчиками, старший - Владимир.

Впоследствии она вышла замуж за хорошего человека Ильясова, который усыновил всех детей, а главное, дал им свою фамилию. В те времена это было очень важно: фамилия не из громких, «не светилась», поэтому дети её смогли выучится. С  мужем мы переехали в г. Оренбург, на его родину, мать (дворянка) была еще жива, я её застала»...

 (В.Я. Ильясов был порядочный и бесстрашный  человек. В 1940 г. он ездил в Медвежье и собрал подписи односельчан на характеристику для попытки освобождения семьи Гонцовых из ссылки. Правда попытка оказалась неудачной).

   Итак, продолжим  дальше историю Гонцовых. Их привезли в Надежденский (впоследствии Серовский) район, Уральской (Свердловской) области в чистое поле, где они стали рыть землянки и бараки и строить скипидаровый завод (скипидар являлся необходимым компонентом для производства лаков для авиастроения). Это место спецпоселения назвали новый Гладковский поселок.

   (Вот ведь неистребимый крестьянский корень, выжили как-то. А.И. Солженицын назвал раскулачивание 15 млн. крестьян «Мужичьей чумой»,           «люди это были молчаливые, малограмотные, неписьменные»).      

На фото: 18 Октября 1930 года, Свердловская обл., Серовский р-он, новый Гладковский поселок, скипидаровый з-д. Семья Гонцовых после раскулачивания по 2-й группе, находятся на спецпоселении (в ссылке).
У мужиков одинаковые рубахи, видимо выдали централизованно, а барак стоит прямо на земле, без фундамента).
Слева направо: Февронья Степановна, Михаил Васильевич, Григорий, Алексей.
Текст на обороте: «Фрося смотри наминя на сестричку Фешу, что мне ниприйти сейчас к вам». (Ортография сохранена).

           Если систематизировать полученные сведения, то получается, что большой процент  родственников, живших компактно в Юргамышском р-не., но в различных деревнях до 1930 года известных мне шести семей,  был раскулачен. Вероятно это объясняется относительно большим по деревенским меркам достатком, который был в их семьях из-за исключительного трудолюбия. Много позже, я помню, с каким рвением и крестьянской смекалкой все родственники (старшее поколение Статных) работали на своих дачах в больших городах (к сожалению уже не в деревне)...

      Через 2года после высылки  в 1932 году братья Алексей и Григорий совершили удачный побег из ссылки. После долгих блужданий по стране они оказались в г. Омске. Парни были видимо с умом, поэтому они окончили курсы счетоводов. Алексей работал бухгалтером в отделе рабочего снабжения на железной дороге, а Григорий переехал в г. Калачинск, Омской области, где работал бухгалтером в системе общественного питания.

1937 год, г. Омск.
Елена Ильясова, сестра отца - Александра (своих детей у неё не было, посвятила себя семье брата, в данное время жила с Еленой, была верующей), Алексей Гонцов.

       В 1939 году  Алексей Михайлович, потеряв бдительность, решил вступить в комсомол. При оформлении документов, прошла проверка и НКВД раскрыло его побег из ссылки, после чего его вернули обратно в поселок Ново-Гладковский. Он устроился работать бухгалтером на построенный к тому времени  скипидаровый завод. В сентябре 1941года он был призван

Омским (?) военкоматом на фронты 2-ой Мировой войны, прошел всю войну, был много раз ранен, последний раз тяжело - был в госпитале год.

29 ноября 1936 г.
г. Омск, Ленинский р-он.
Алексей и Григорий Гонцовы.
     Григорий Михайлович в комсомол не вступал, поэтому спокойно работал в Калачинске, где женился на коллеге Ирине, работавшую зав. производством в ресторане.  Осенью 1939 года его призвали в Красную Армию в танковые войска (начиналась советско-финская война), а в апреле 1940 года у него родилась дочь Эмма.  Григорий её так никогда и  не увидел, из армии после финской войны он отпущен не был, а затем началась 2-я Мировая война, в которой он участвовал с самого начала до  его геройской гибели в 1944 г.: сгорел в танке в боях за Восточную Пруссию. В семье Г.М. Гонцова вспоминают добром, дочь Эмма стала врачом-стоматологом, кандидатом медицинских наук, живет в Омске.

        Сестра Елена Ильясова из Оренбурга переехала также в Омск, где с ней стала жить тетка Александра, до самой её смерти в 1949 году. Впоследствии Елена разошлась с В.Я. Ильясовым (сыном прокурора) и вторично вышла замуж за Николая Александровича Птицына, он был инженер, эвакуированный из Ленинграда в Омск.

       

1937 год, г. Омск
Елена Ильясова и Алексей Гонцов.
         В дальнейшем Е.В. жила в Омске, затем переехала в г. Ростов-на-Дону, где у неё живёт дочь Татьяна -  преподаватель Ростовского университета. Говорят, что она была очень предприимчивой - даже в советское время имела лицензию и содержала курсы машинисток. Когда писался первый вариант «Истории», Елене Васильевне Птицыной было 92 года, она, как говорили, находилась в здравом уме и твердой памяти. Е.В. Птицына умерла в январе 2005 г. в Ростове-на-Дону.

        Алексей после войны  из госпиталя вернулся в Омск, где женился на Марии  Павловне Петкевич (1916-1982 г.г.), она была из семьи   железнодорожного машиниста, который был потомком  высланных в Омск польских повстанцев, работала в торговле,  заведующей магазином. Сам А.М. Гонцов  всегда работал зам. гл. бухгалтера железнодорожного  стрелочного завода. 

     В 1949 году Михаил Васильевич и Февронья Степановна Гонцовы (отец Алексея) были освобождены из ссылки и приехали, разумеется, в Омск. Отец и сын выстроили дом, перегороженный на две половины, где и жили, пока не получили благоустроенные квартиры. Михаил Васильевич умер в 1965 г., Февронья Степановна - в 1975 г.  Благодаря хлопотам внучки Алевтины Алексеевны Гонцовой  они были реабилитированы в 1998 году.

Омск, 1980 г. Слева направо:
Сидят: Птицын Н.А., Юля, Птицына Елена Васильевна., Гонцов А.М., стоят: Ира, Татьяна, Лена Павлиновы.

Все последующие потомки были уже коренными омичами и про деревню Медвежье, я думаю, даже не слышали.  

        Я заканчиваю, очень рад, что историческая память, сохранённая Алексеем Михайловичем Гонцовым  для потомков, оформлена  и хотелось бы надеяться, что вновь установленные нами родственные связи продолжатся.

Октябрь 2004 - май 2006 г.г.
Город Курган,

Н.Б. Павлов.

 

                       

 
« Пред.   След. »

 
 
Случайное изображение из галереи
Сейчас на сайте находятся:
1 гость
 
 
 
                
© 2008-2013 Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск
При использовании информации ссылка на сайт http://www.uralgenealogy.ru/ обязательна.
Сайт работает на Joomla! Создание сайта - WEBSTRO STUDIO. Дизайн: Rami Ben-Ami, ВЕБСТРО