Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск 
 
 
 
 
 
Главное меню
Главная страница
Первый шаг в генеалогии
Союз краеведов и генеалогов Урала и Зауралья
Газета "Союзная мысль"
Музей "Дети войны"
Об Ассоциации и о нашей библиотеке
Лидеры Ассоциации
Гость Ассоциации
Краеведы и генеалоги Курганской области
Краеведы и исследователи Оренбургской области
Исследователи Свердловской области
Краеведы и генеалоги Челябинской области
Летописи Курганской области
Летописи Челябинской области
Летописи Приуралья
Лучшие статьи журналистов
Забытые слова
Старообрядчество на Южном Урала
Территория Оренбургского казачьего войска
Народное творчество
Экологические бедствия Челябинской области
Работа сайта
Контакты
Поиск
Содружественные сайты
Гостевая книга
Баннеры
Авторизация





Забыли пароль?

Rambler's Top100
Главная страница arrow Юргамышский район arrow Село Скоблино arrow Коллективизация и раскулачивание в Зауралье и в селе Скоблино
Коллективизация и раскулачивание в Зауралье и в селе Скоблино
 Глава из книги «Живая летопись села Скоблино»

11.5.  Коллективизация и

раскулачивание

в Зауралье и в селе Скоблино

Н.А. Лазуко, О.А. Щеткова

        Деревня никогда не принимала политику партии большевиков, за это партия недолюбливала, мягко говоря,  крестьянство. В деревни посылались рабочие из городов. В 1924 году по Челябинскому  уезду из города в деревню было послано 600 человек агитаторов, коммунистически подкованных и верных партии большевиков.1                                                      

        В каждой деревне открывались избы-читальни, распространялась  партийная литература, газеты-журналы политического характера.

        В 1925 году партия провозгласила свой знаменитый лозунг «Лицом к деревне». И масса рабочих-шефов двинулась учить крестьян уму-разуму.  Крестьянина-труженика, кормильца, следовало поставить на последние  роли в государстве,  обвинить в косности, темноте, раскулачить, запугать. 

       Особенно за годы революции пострадали  лица духовного звания,  они расстреливались без суда и следствия. Священники с середины XIX  века исполняли в деревнях роль просветителей, были грамотны, служили  в школах, обучали детей чтению, арифметике, письму и Закону Божьему.  Поэтому молодое советское правительство направило свой  главный удар на дворянство и духовенство, потом добило крестьянство.  Необходимо было отбить людям память.  Запуганный крестьянин, не имеющий право на свободу мысли, был дезориентирован и сломлен.        

     

  Весь 1929 год зауральская деревня находилась практически в условиях борьбы с государством.

       При проверке Мишкинского районного суда оказалось, что за период с 1 января по 1 октября 1929 года проходило 119 дел по статье 107 УК. Более тысячи осуждённых только по одной статье!   

       Народный судья и секретарь работали последние 2 месяца без отдыха с 8-9 часов утра до 2-3-х  часов ночи. Во время заседаний язык у нарсудьи заплетался, а граждане в зале засыпали. И всё же, остаток дел на 1 января 1930 года в Мишкинском нарсуде  составил 215, то есть полуторамесячную норму.

       Государство объявило войну не кулачеству, а собственному народу.

       В начале революции  1917 года  кулаком называли бесчестного сельского переторговщика,  не живущего своим трудом и наживающегося на сельской бедноте.  Но к 1930 году кулаками стали называть вообще всех крепких крестьян, ведущих разумно свое хозяйство.2 Такой крестьянин, естественно, не собирался вступать в колхоз, где было объединено беднейшее население, зачастую не самое трудолюбивое.

         12 лет прошло с того самого Декрета о земле, без которого революция не могла бы победить. Доверчивое крестьянство было попросту одурачено предприимчивыми революционерами-террористами.  Со второй половины  1929  года начались аресты так называемых кулаков. Кулаки - это в большинстве своем трудолюбивая и упорная  часть крестьян-мужиков, чей хлеб Россия ела  до 1928 года. В каждом селении имелись  свои местные неудачники, недовольные достатком соседей, а также революционно настроенные приезжие. Именно они бросились искоренять кулачество, как класс. Были и доносы, и наветы. Процветание наушничества и клеветы - особенность того времени. Всё самое плохое, что было в человеке, стало проявляться в 30-х годах ХХ столетия особенно ярко. Это стало порождением советской власти. Лучших хлеборобов стали хватать вместе с семьями и безо всякого имущества, почти голыми  выбрасывать в северное безлюдье, в тундру и тайгу.

       Требовалось освободить деревню и от тех крестьян, кто не хотел идти в колхоз, отстаивал свое мнение  на собраниях и говорил о несправедливостях открыто, тем самым обличая руководство в его недостатках.

        Для построения социализма требовалось наглухо выбить у крестьянина частный интерес. Сделать это было непросто, так как многовековой уклад хозяина собственной земли и пахаря-труженика сидел в  крестьянах крепко.

       В 1931 году вышло  постановление правительства СССР о реализации хлебного вина через магазины, особенно в деревне. После 1931 года вводилось в практику поощрение продавцов алкогольной продукцией особыми премиями за перевыполнение планов продаж винно-водочных изделий. Деревенское пьянство сопутствовало всем начинаниям большевиков.

        В 1928-29 гг. в деревнях начался настоящий шабаш.  Часть деревенских жителей сделали невольными палачами своих земляков. «Объявим бойкот кулаку!»  Зажиточным кулакам не давали покупать товары в сельских магазинах, не допускали их до обмолота зерна на мельницах, конфискованных у самих же кулаков.  В деревенские комиссии по работе с кулачеством избирались безответные деревенские коммунисты и комсомольцы. Выборы в эту комиссию длились долго, иногда сутками. Осторожные крестьяне говорили между собой: «Кому же охота быть сволочью?»3

       Вновь выбранные активисты к кулачеству обращались так: «Мы тебя будем бойкотировать, так что для тебя скоро могилой запахнет!»4  Это говорилось людьми, которые до 1917 года мирно соседствовали между собой и совместно обрабатывали землю. Бедные крестьяне всегда обращались к зажиточным и земляки почти всегда помогали друг другу, но революция круто изменила мирный ход истории, расколов и поссорив между собой крестьянство. Через разрушение нравственных устоев общества, изменив ориентиры людей, создавался СССР. При экономическом бойкоте у зажиточных крестьян забирались покосы, им отказывали в приёме скота в общественное стадо. Бойкотируемых переселяли на худшие земли.  Экономический бойкот нашёл своё широкое применение по всему Уралу.

       Мужика обирали под корень.  Брали всё, что хоть в какой-то мере удовлетворяло ненасытный государственный рот. Никто не прокомментировал  драмы, разворачивающейся в каждом дворе.  Озлобленные выселенные хозяева не только словом, но и делом оскорбляли активистов-большевиков.  Очень часто оказывалось прямое сопротивление, которое жестоко подавлялось Советами.

      Политическая статья 58-10 карала за контрреволюционную пропаганду, гарантировала срок заключения не ниже 6 месяцев.                                                                                     

       Выстроилась новая социалистическая форма правления. Основательный грабёж деревни начался «демократическим» налогом самообложения и займами, выпущенными по «требованию рабочего класса и трудового крестьянства».

       Апофеозом предколхозной жестокости советского правительства явилось применение внесудебных репрессий ОГПУ.  Из секретного циркуляра НАРКОМЮСТА № 22/СС от 5 октября1929 года: «Усилить меры репрессии в отношении кулаков и других контрреволюционных элементов, ведущих борьбу против мероприятий Советской власти вплоть до расстрела».

        Дело было поставлено по-сталински основательно и секретно. «Какая нужда у правительства, - подозрительно засомневался  зауральский крестьянин, - гнать мужика в колхоз. Дать бы лучше возможность объединиться свободно мужикам человек по пять. Снабдили бы машинами и тогда бы мужики обрабатывали  землю лучше, чем колхозы».

        Раскулачивание крестьянства - жуткая страница нашей истории.  При раскулачивании зажиточных крестьян  растаскивали имущество не  только рядовые колхозники, но и члены сельсоветов, члены ВЛКСМ.5

       И наконец,  правительством  СССР, был принят документ, известный мировой общественности, как «Закон о пяти колосках». Заглянем в его рафинированную жуть:

       «ЦИК  и  СНК  СССР считают, что общественная собственность (государственная, колхозная, кооперативная) является основой советского строя, она священна и неприкосновенна, и люди, покушающиеся на общественную собственность, должны быть рассматриваемы, как враги народа... Применять в качестве меры судебной репрессии за хищение, воровство колхозного и кооперативного имущества высшую меру социальной защиты - расстрел  с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах, лишением свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией всего имущества.

        Не применять амнистии к преступникам, осуждённым по делам о хищении  колхозного и кооперативного имущества.

                                                             Калинин, Молотов, Енукидзе».

         Булыжник вновь был адресован деревне. Надо было сделать невозможной деревенскую жизнь вне колхозов.  Дожимали крестьян терпеливо и методично.  Государство организовало так свою работу, что люди вынуждены были  доносить друг на друга.6

Истины ради, стоит заметить, что стукачество не ремесло, а благоприобретённая черта характера русского человека.

         Одной из первых  жертв советской власти была деревня, а в ней крестьянская старость. В 1932 году страна катилась в бездну. Колхозников ещё как-то авансировали, а весь несоциалистический элемент просто списали со счетов бытия. Старики, в силу необходимости, стали красть. В деревне Скоблиной Юргамышского района на колхозном поле орудовала «Кулацкая банда».

          Поймали одного из преступников - Петра Махнина. При нём было ведро проса. От него вышли на остальных. На скамью подсудимых сели: Дудина Вера 45-ти лет,  Репнина Татьяна 56-ти  лет,  Дудина Прасковья 70-ти  лет,  Дудин  Леонтий 77 лет и Петр Махнин 80-ти лет. 12 декабря 1932 года «преступницы» были подвергнуты лишению свободы на 10 лет каждая с конфискацией имущества. Мужики умерли до суда в камере Курганского исправдома.7

        Вот так, расстрелами да социалистическими  концлагерями вбивали в нас чувство общенародной собственности...

        Короткая память... Сиволапая жизнь. Природа, и та забывает про годы лихие. И только вблизи, когда притронешься к полусгнившим и тёплым срубам развалин на родном пепелище, осознаешь - это было почти вчера. Жуть прошлого перестаёт быть абстрактным историческим фактом и в душе поднимается обыкновенная человеческая боль.

        Удивляет отношение русских к своим же землякам, соотечественникам, соседям. Равнодушие и жестокость стало нормой... 

         И всё же, мы внуки и правнуки России и это вселяет надежду. В нас гены великого народа, живая, не выпадающая из памяти связь поколений.

         Даже в глубокой старости следует торопиться оживить древо собственного рода. Иначе - бездуховность,  заросшие могилы предков, неприбранные с войны останки отцов, и как результат - развязные наши дети.

          Трагедию тридцатых годов мы пережили... Что дальше? 

               11.6.   Использованная литература

 1.Челябинская область. Сборник документов и материалов. 1917-

   1945 гг. Челябинск. 1999 г. Стр. 100. (ЦДНИЧО).

 2.А.И. Солженицын. Архипелаг ГУЛаг.

 3.А.А. Базаров. Дурелом или господа колхозники, г. Курган. 1997

   год.

 4.Там же.

 5.Там же.

 6.Там же.

  7.Там же.

 
След. »

 
 
Летописи Курганской области
Город Курган
Карты сел и деревень Курганской области
Белозерский район
Варгашинский район
Далматовский район
Каргапольский район
Катайский район
Куртамышский район
Мишкинский район
Мокроусовский район
Половинский район
Целинный район
Шадринский район
Щучанский район
Юргамышский район
Случайное изображение из галереи
Сейчас на сайте находятся:
4 гостей
 
 
 
                
© 2008-2013 Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск
При использовании информации ссылка на сайт http://www.uralgenealogy.ru/ обязательна.
Сайт работает на Joomla! Создание сайта - WEBSTRO STUDIO. Дизайн: Rami Ben-Ami, ВЕБСТРО