Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск 
 
 
 
 
 
Главное меню
Главная страница
Первый шаг в генеалогии
Союз краеведов и генеалогов Урала и Зауралья
Газета "Союзная мысль"
Музей "Дети войны"
Об Ассоциации и о нашей библиотеке
Лидеры Ассоциации
Гость Ассоциации
Краеведы и генеалоги Курганской области
Краеведы и исследователи Оренбургской области
Исследователи Свердловской области
Краеведы и генеалоги Челябинской области
Летописи Курганской области
Летописи Челябинской области
Летописи Приуралья
Лучшие статьи журналистов
Забытые слова
Старообрядчество на Южном Урала
Территория Оренбургского казачьего войска
Народное творчество
Экологические бедствия Челябинской области
Работа сайта
Контакты
Поиск
Содружественные сайты
Гостевая книга
Баннеры
Авторизация





Забыли пароль?

Rambler's Top100
Главная страница arrow Сычёв Александр Павлович arrow Суханова. Покровка.*
Суханова. Покровка.*
  В 1994 г. житель г. Калуга Констан­тин Васильевич Курбатов, пенсионер, бывший юрист с 33-летним стажем (следователь, работник прокуратуры), попросил своих земляков - мишкинцев не забыть при создании Книги Памяти своего брата Никиту Васильевича, уро­женца деревни Покровка (выселки из д. Сухановой), учителя Сухоборской  НСШ Щучанского района, погибшего в бою 26.12.1942 г. в Сталинграде на Мамаевом Кургане. Уроженец д. По­кровка сержант Н.В. Курбатов внесен по месту призыва - г. Щучье - в том №16 Курганской областной Книги Па­мяти. Сообщив это, я, конечно, напом­нил ветерану-юристу о проекте «Эн­циклопедия российских деревень», осуществляемом с 1988 года сельски­ми работниками культуры, в т.ч. музей­щиками, просил вспомнить деревенс­кое детство.
 

       В ноябре 1994г. 80-летний калу­жанин ответил на ряд моих вопросов, начертил схемы д. Суханова, д. По­кровка, лесного хутора И. Аникина и указал примерное расположение вы­селок Покровка, Благовещенка, Поляковка, Сосновка и других в полях и лесах между селами Пески (ныне  Юргамышского района) и Введенское.

        «Весной 1921 г. мой отец, крестьянин из Сухановой, привез семью в   выселку Покровку, расположившуюся в 20 км севернее д. Суханова, в 7 км от выселки Поляковка, в 2 км от вы­селки Ленинка, в 13 км от выселки Сосновка.

      В 15 избах и домах Покровки жило 15 семей крестьян. В 1930 году, как я помню, в избах и домах Покровки, за­строенных у проселочной дороги по направлению север-юг, жили Н.Е. Саунин (1 сын, 3 дочери), П.Е. Саунин (1 сын, 1 дочь), Ник. Чувашов (2 сына), Алек. Чувашов (2 дочери), Г.С. Чува­шов (3 сына, 1 дочь), Е.П. Коростин (4 сына, 1 дочь), Д.Л. Курбатов (1 сын, 1 дочь), П.Л. Курбатов (1 сын, 1 дочь), Никита Горнов (1 сын, 3 дочери), В.Н. Коростин (1 сын, 2 дочери), В.В. Кур­батов (мой отец) - 4 сына, 2 дочери), Ф.Д. Чувашов (1 сын, 2 дочери), П.С. Чувашов (4 сына, 1 дочь), Н.Н. Корос­тин (2 дочери), М.С. Курбатов (1 сын, 1 дочь).

      Ни в одном доме у покровцев не было ни бабушек, ни дедушек, кото­рые бы при отъезде супругов на рабо­ту в поле могли подоить коров, отпра­вить в стадо и встретить скот. Поэто­му покровцы вставали рано, управля­лись со скотиной, кормили детей, а затем ехали в поле за 7-10 км на це­лый день. В домах же оставались кучи детей, где старшие дети присматрива­ли за младшими. Забота о детях тоже томила родителей целый день. Осо­бое беспокойство крестьяне испыты­вали летом, в страдную пору, ведь у всех скотные дворы были покрыты соломой. Пожары могли возникнуть от шалости детей. Не ночуя в полевых из­бушках (типа землянок или навесов), беспокойные родители каждый вечер возвращались домой. А утром вновь рано вставали и ехали в поле.

 В период уборки хлебов в поле ехали оба супруга, так как рожь и пшеницу жали серпами, вязали в снопы. Снопы ставили в кучу (суслоны). За­тем кучи снопов свозили на ток, скла­дывали в прикладки для последующе­го их обмолота.

        Обмолоты производили коллек­тивно, по 3-4 соседних хозяйства. Две лошади с одним ездоком приводили в движение молотильный агрегат. Пода­вали в него развязанные снопы 3 человека, оттаскивали от агрегата соло­му 2 человека, а затем ее увозили в зарод (стог) еще 2 человека. Наконец 2-3 человека убирали намолоченное зерно.

        Покровцы в числе 15 хозяйств и основали, покинув деревню Суханову, новое поселение, чтобы вдвое быть ближе к своим земельным наделам, чтобы сократить пустые гоны лошадей дважды в день, меньше самим мучиться в езде и больше находиться дома с детьми.                                .

       Теперь расскажу со слов моего отца, Курбатова В.В., 1888 года рож­дения, об умнейшем сухановском му­жике. Этот человек - Федор Иванович Аникин - был ровесником моего отца, также родился и жил в д. Сухановой. Они  друзья с юности. Став взрос­лыми, женатыми, семейными людь­ми, они продолжали общаться, хотя и нечасто. Федор отличался умом, на­стойчивостью. Был непьющий, неку­рящий. Хороший семьянин. Жена - до­мохозяйка. Два сына и две дочери прилежно учились во Введенской шко­ле, хорошо себя вели. Старший сын Леонид стал в советские годы инже­нером, а младший сын Владимир - бухгалтером. Старшая дочь Юля ста­ла акушеркой, а младшая Рая - учи­тельницей.

Федор Иванович Аникин был чело­веком корректным, ни на кого не кри­чал и не повышал голоса (даже на детей). Жену называл любезно, не по имени, а мамой. Благодаря уму и гра­мотности (окончил Введенскую на­чальную школу), даже будучи беспар­тийным (не членом РКПб), что было очень важным для 1920-х годов, един­ственным из сухановцев выбился в районное начальство. Федор Ивано­вич, имея опыт счетовода, до 1917 года был избран председателем Миш­кинского кредитного товарищества, переехал и стал жить в Мишкино. При­обрел свой дом, стал одеваться по городскому стилю. А мой отец-кресть­янин по-прежнему «щеголял» в зипунчике, в бахилах, в шароварах (штанах) из самотканого холста. Имея 6 малых детей, мой отец жил бедно. Однако Ф.И. Аникин не сторонился от встреч с другом юности.

       Встречались они обычно осенью, когда завершалась уборка урожая и отец отвозил в Мишкино свое зерно на продажу государству. Это были 1920-е годы. Продав зерно, мой отец захо­дил к Аникину на работу, узнавал от него важные новости по стране, новые законы, указания местных властей.

       По делам службы Аникин разъез­жал на хорошем племенном вороном жеребце (весьма норовчатом), принад­лежавшем кредитному товариществу, без кучера. Если приходилось ехать около Покровки, Федор Иванович обя­зательно заезжал к нам, чтобы узнать, какие дела, какова жизнь отца. Помню два его приезда. Спиртного на столе никогда не было. Самогон из пшени­цы тогда гнали все покровцы, в том числе и мой отец. Только самогонные аппараты прятали они в лесах тайно от соседей. А леса вокруг Покровки были большие.

Когда садились кушать, Федор Иванович вытаскивал из портфеля булку домашнего хлеба (не заводского). Из кармана пиджака доставал но­вый блестящий перочинный нож и на­чинал резать хлеб. Но суп, мясо, чай, конечно, ел те, которыми угощал его мой отец. А отец угощал гостя свиным вяленым мясом. Второй приезд Ани­кина был такой же. Ночевать у нас Федор Иванович никогда не оставал­ся.

      Отец Ф.И. Аникина, уроженец д. Сухановой, со столыпинского 1910-го года имел хутор (благодаря кредиту от государства, поощрявшего появление крепких товаропроизводителей). Хутор находился в 20 км от д. Сухановой на восток и был окружен со всех сторон лесом. На хуторе (а здесь и прошла юность Федора) были обычный пяти­стенный деревянный дом, два амбара. колодец, баня, скотный двор с вы­сокой и широкой крышей.

      В декабре 1920 г.* бандиты, при­ехавшие из д. Пестово, убили пожи­лых супругов Аникиных. В 1922 г. оба бандита были осуждены судом на дли­тельный срок. А хутор был разграблен и перестал существовать. Его пустые строения стояли на месте до 1930-х годов. Всего в 500 метрах восточнее этого хутора в январе 1921 года нача­лась застройка выселки Покровка. Зная о трагических событиях на хуто­ре, покровцы первоначально даже бо­ялись к нему подходить. А мы, детво­ра лет 7-8, летом специально ходили поиграть, побегать по высоким крышам бывшего скотного двора и покачаться на устроенных там качелях. Ходили ка­чаться каждое воскресенье.

        ...Прошло 10 лет с момента раз­грома хутора и его ликвидации. За то, что погибший отец Ф.И. Аникина вла­дел этим хутором (нанимал пастуха из числа крестьян-бедняков), вся семья Федора Ивановича была объявлена кулацкой и выслана в 1930 г. в Сибирь.

 

Публикацию подготовил А. СЫЧЕВ.

_____________________________

*По найденным архивным документам, дата убийства     Аникина И.М. - 14 марта 1922 года.  

В статьях А. Сычева  имеются неточности в датах и биографиях.

(Н.А.Лазуко, О.А .Щеткова).

 
« Пред.   След. »

 
 
Лучшие статьи журналистов
Бочаров Марат Николаевич
Колесников Анатолий Константинович
Сычёв Александр Павлович
Шалагин Анатолий Владимирович
Случайное изображение из галереи
Сейчас на сайте находятся:
4 гостей
 
 
 
                
© 2008-2013 Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск
При использовании информации ссылка на сайт http://www.uralgenealogy.ru/ обязательна.
Сайт работает на Joomla! Создание сайта - WEBSTRO STUDIO. Дизайн: Rami Ben-Ami, ВЕБСТРО