Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск 
 
 
 
 
 
Главное меню
Главная страница
Первый шаг в генеалогии
Союз краеведов и генеалогов Урала и Зауралья
Газета "Союзная мысль"
Музей "Дети войны"
Об Ассоциации и о нашей библиотеке
Лидеры Ассоциации
Гость Ассоциации
Краеведы и генеалоги Курганской области
Краеведы и исследователи Оренбургской области
Исследователи Свердловской области
Краеведы и генеалоги Челябинской области
Летописи Курганской области
Летописи Челябинской области
Летописи Приуралья
Лучшие статьи журналистов
Забытые слова
Старообрядчество на Южном Урала
Территория Оренбургского казачьего войска
Народное творчество
Экологические бедствия Челябинской области
Работа сайта
Контакты
Поиск
Содружественные сайты
Гостевая книга
Баннеры
Авторизация





Забыли пароль?

Rambler's Top100
Главная страница arrow Шалагин Анатолий Владимирович arrow РЕПРЕССИИ В ТРОИЦКОМ УЕЗДЕ.
РЕПРЕССИИ В ТРОИЦКОМ УЕЗДЕ.
 

          В 2007 году Россия «отметила» трагический юбилей. Ровно 70 лет назад, в тогда еще СССР, начались массовые политические репрессии.

О тех временах написано немало.  Политические оппоненты в пылу споров, срывая горло, доказывают друг другу с одной стороны «неизбежность и необходимость репрессивных мер», а с другой стороны «варварство государства». 37-ой стал апофеозом жесточайшей борьбы за власть между различными политическими силами, которые были, как бы это странно не звучало, в руководстве партии и государства.

  Однако следует отметить, что репрессивная машина советского государства работала исправно и до 37-го, и после него. Принято считать, что красный террор стал ответной реакцией на контрреволюционные выпады организованной антибольшевистской  оппозиции. Так было и после покушения на Ленина, так было и после убийства Кирова.  И ужесточение режима в данных случаях было адекватным. Власть, не умеющая пресечь терроризм и экстремизм, обречена на провал. Так было, и так будет всегда.  Совсем другое дело - реакция общества на проводимые государством меры.

  Уже не для кого не считается новостью, что иногда инициатива ужесточения репрессий исходила снизу. Секретари обкомов «забрасывали» ЦК ВКП (б) письмами с просьбой... увеличить  разнарядки на проведении репрессивных мероприятий. Им, мол, виднее на месте, кого сослать в лагеря, а кого оставить в покое.  Сегодня уже известны факты, когда не только наделенные властью мужи, но и простые граждане, зная, ЧТО грозит подозреваемым в антигосударственной деятельности, писали кляузы на своих соседей, друзей и знакомых. Люди есть люди, они грешили во всем.  Кому-то захотелось заполучить лишние квадратные метры жилья, кому-то хотелось занять уютное место на работе. Да мало чего людям хотелось? Вот и писали они доносы, авось поможет. И помогало! Но были истории и другого плана. Вот об одной из них, случившейся задолго до кровавого 37-го года, наш рассказ.


  ...Жизнь в поселке Берлинский потихоньку входила в мирное и спокойное русло. Революционные потрясения отбушевали, гражданская война ушла далеко от этих мест. Живи и радуйся. Правда, нет-нет, да наезжали в этот затерянный в степях Троицкого уезда поселок лихие ребята в кожаных одеждах, трясли мандатами и изымали, как они считали, излишки хлеба.  Станичники горестно вздыхали, но хлеб отдавали. «Перезимуем» - размышляли мужики, будучи уверенными, что  запасов муки и картошки до тепла хватит.

  6 сентября 1920 года председатель Берлинской партячейки К. (здесь и далее по тексту по этическим соображениям фамилии «героев» не называются - прим. авт.) и ее секретарь М. направили в политическое бюро города Троицка, была в те годы и такая структура, письмо следующего содержания: «... при сем препровождаем двух граждан Берлинской станицы того же поселка Иллариона Федорова Ершова 1-го и Григория Леонтьева Ловчикова и основываясь на ваше циркулярное секретное предписание от 27 сентября с.г. за № 1073 и постановление экстренного собрания Берлинской ячейки протокола, составленного председателем ячейки на вышеупомянутых граждан...» (стиль оригинала сохранен - прим. авт.). Далее в прилагаемом «протоколе»  утверждалось, что упомянутые выше Ершов и Ловчиков «...почувствовав контрреволюционное восстание, стали сами готовиться к нему». Ячейка поручала старшему милиционеру станицы К. арестовать «контрреволюционеров» и препроводить их в Троицк. Что и было сделано. К материалам «дела» было приложено заявление неких Василия М. и Ивана З., тоже жителей поселка, которые, якобы,  утверждали, «...Ларион Ершов стал говорить, что нужно сделать восстание против Советской власти и коммунистов, они отбирают хлеб, шерсть, овес. Говорил больше Ершов, а Ловчиков его поощрял...». Так как оба этих заявителя были неграмотными, подписи за них сделал К.

  Внимательный читатель, наверное, уже обратил внимание, что этот пресловутый К. в данном повествовании встречается часто. Да-да, и в роли председателя партячейки, и старшего милиционера станицы, и заверителя подписей безграмотных станичников выступал один и тот же человек.

  И вот 8 октября  (через месяц после ареста! - прим. авт.) бедолаг вызвали на допрос. В протоколе допроса Григория Ловчикова читаем: «...возраст 29 лет, казак, грамотный, хлебопашец, беспартийный, до февральской революции служил в 17 казачьем полку в Ташкенте и оттуда распущен по домам...». Чекисты задали обвиняемому всего два вопроса, которые, как впрочем, и ответы на них, зафиксированы в протоколе.

Итак,

« - Говорили ли вы о восстании?

- Нет.

- Говорили ли вы, что у вас отбирают хлеб, и что нужно из-за этого восстание?

- Нет, не говорил, и говорить не мог. Так как мне дали несколько пудов местный исполком, а у меня у самого хлеба нет. Хлеба намолотили сейчас 12 пудов, и живу я бедно. Против Советской власти не говорил, и говорить не могу. Виновным себя не признаю, и в чем меня обвиняют, не знаю...».

  Однако,  доводы обвиняемых следователя не убедили. А это грозило берлинским горемыкам 15-летним заключением в концлагере. Но им «повезло». Далее в деле находится прелюбопытный документ, в которым черным по белому: «...полагал бы применить высшие меры наказания, но принимая во внимание октябрьскую амнистию - 5 лет концлагеря с применением принудительных работ».  1 декабря того же года председатель Челябинской ЧК Герцман утвердил приговор, и арестанты были отправлены в концентрационный лагерь.


  А меж тем в Берлинском поселке (ныне пос. Берлин Троицкого района - прим. авт.) состоялось общее собрание жителей, на котором выяснилось, что Василий М. и Иван З., якобы, давшие показания против арестантов ничего такого  не говорили председателю партячейки и «...пожелали дать в этом подписку общему собранию...».

  В те годы молодой советской власти  народ еще думал, что вопросы можно было решать по старинке, «станичным кругом». Вот и направили станичники в город Троицк ходоков, которые должны были донести до властей всю правду о подлоге, устроенном председателем местной партячейки.  На роль «правдоискателей» выбрали самых уважаемых жителей поселка Ивана Никитина и Алексея Прокофьева. 

 По заснеженной степи берлинские ходоки на лыжах добирались до уездного центра  целый день. К зданию местного ЧК они  заявились уже в поздних сумерках. Грозный охранник с винтовкой шуганул  станичников, сказав, что все уже дома второй сон видят, а вы, мол, тут шастаете. Пришлось мужикам заночевать в гостевой избе на железнодорожной станции. А утром, ни свет, ни зоря, они уже были у порога ЧК.

  Там их выслушали, записали фамилии и сказали на прощание:

«Езжайте, мужики, домой, во всем разберемся и виноватых накажем...»


...  Чем закончилась эта трагедия  нам неизвестно.  Заметим лишь, что реабилитированы  берлинские «контрреволюционеры» были лишь в 1991 году, а это значит, скорее всего, что они отмотали свой зековский срок сполна.  На момент ареста кормильцев семьи в их избах остались многодетные семьи, которым суждено было как-то пережить страшный голод 1921 года, «выкосивший» в буквальном смысле деревни Троицкого уезда...


  Со времени  описанных выше событий минуло почти 90 лет. Многое из той уже далекой истории забыто.  Мы как-то больше помним коллективизацию и террор 37-го года. Однако, истоки трагедии 30-ых годов берут свое начало гораздо раньше, на заре советской власти.   Нам сегодня трудно понять, что двигало людьми той эпохи, когда   дела «фабриковались» без чьего-то указания свыше. В письме все того же К., адресованном Троицким чекистам была сделана приписка: «...просим в случае дальнейшего расследования дела сохранять в секрете имена и фамилии лиц, давших материалы председателю, так как таковые нужны для политической работы...».

  Наступит 37-ой, и толпа будет кричать « Смерть изменникам и предателям!»  Сегодня  признано всеми: в мясорубке террора  погибали безвинные жертвы. Об этом мы должны помнить.

  Истории, подобные «берлинской», происходили повсеместно. Увы, в каждой нашей деревне были свои клеветники и жертвы.  Что было, то было...

  Когда-то у В.М. Молотова, считавшегося правой рукой Сталина,  спросили о тех годах, и он ответил, что если бы  не репрессии 30-ых годов, то в стране накануне войны не была бы уничтожена «пятая колонна». Да, это так. Жаль только, что в эту «колонну» попадали абсолютно безвинные люди.


Егор Дубинин    Чесма,

 «Южноуральская панорама» № 218 от 30.10.2007года.

 
« Пред.   След. »

 
 
Краеведы и генеалоги Челябинской области
Антипин Николай Александрович
Бастриков Анатолий Александрович
Бухаров Владимир Леонидович
Завершинский Владимир Иванович
Каменская Лариса Валентиновна
Карташов Александр Николаевич
Козлов Юрий Яковлевич
Королёва Ольга Алексеевна
Костарева Татьяна Викторовна
Криворотова Жанна Александровна
Купцов Иван Владимирович
Любимов Андрей Григорьевич
Новожилова Людмила Александровна
Поздеев Владимир Васильевич
Рохмистров Евгений Петрович
Рыжова Мая Петровна
Сергеев Сергей Александрович
Сухина Елена Николаевна
Фокина Стелла Андреевна
Фролов Александр Викторович
Чайко Григорий Иванович
Шалагин Анатолий Владимирович
Щеткова Ольга Анатольевна
Случайное изображение из галереи
Сейчас на сайте находятся:
2 гостей
 
 
 
                
© 2008-2013 Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск
При использовании информации ссылка на сайт http://www.uralgenealogy.ru/ обязательна.
Сайт работает на Joomla! Создание сайта - WEBSTRO STUDIO. Дизайн: Rami Ben-Ami, ВЕБСТРО