Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск 
 
 
 
 
 
Главное меню
Главная страница
Первый шаг в генеалогии
Союз краеведов и генеалогов Урала и Зауралья
Газета "Союзная мысль"
Музей "Дети войны"
Об Ассоциации и о нашей библиотеке
Лидеры Ассоциации
Гость Ассоциации
Краеведы и генеалоги Курганской области
Краеведы и исследователи Оренбургской области
Исследователи Свердловской области
Краеведы и генеалоги Челябинской области
Летописи Курганской области
Летописи Челябинской области
Летописи Приуралья
Лучшие статьи журналистов
Забытые слова
Старообрядчество на Южном Урала
Территория Оренбургского казачьего войска
Народное творчество
Экологические бедствия Челябинской области
Работа сайта
Контакты
Поиск
Содружественные сайты
Гостевая книга
Баннеры
Авторизация





Забыли пароль?

Rambler's Top100
Главная страница arrow Антипин Николай Александрович arrow Трансформация памяти о Русско-японской войне 1904-1905 гг. на Южном Урале.
Трансформация памяти о Русско-японской войне 1904-1905 гг. на Южном Урале.
 
  • Опубликовано
  • Антипин, Н.А. Трансформация памяти о Русско-японской войне 1904-1905 гг. на Южном Урале // Наш край: прошлое, настоящее, будущее: Материалы научных студенческих конференций 2007-2008 гг., посвященных памяти канд. ист. наук, доцента кафедры отечественной истории и МПИ В.П. Латюшиной / Гл. ред. Г.С. Шкребень. - Челябинск: Юж.-Урал. кн. изд-во, 2009. - С. 32-36.

 

Н.А. Антипин,

Челябинский государственный университет

Трансформация памяти о Русско-японской войне

1904-1905 гг. на Южном Урале.

Согласно концепции французского историка П. Нора, «места памяти» (lieux de memoire) - это определенные точки пересечения, в которых складывается и концентрируется память общества. Главная функция мест памяти - сохранение групповой памяти. Изучение подобных мест (предметов, событий, людей, зданий, традиций, легенд, географических точек, окруженных особой символической аурой) позволяет проследить трансформацию восприятия какого-либо события в культурной памяти, для продолжительных временных отрезков, и коммуникативной памяти, для небольших периодов.

Появление на Южном Урале памятных мест, связанных с Русско-японской войной 1904-1905 гг., обусловлено вовлеченностью региона в военные события. В кампании участвовали оренбургские казаки, запасные, призванные из Оренбургской, Уфимской и Пермской губерний. В Челябинске, Златоусте, Миасском и Симском заводах действовали госпитали, лазареты и больницы для эвакуированных больных и раненых военнослужащих. Таким образом, война вошла в культурную память населения края. 

До 1917 г. в Оренбургском казачьем войске появилось несколько памятников казакам участникам событий 1904-1905 гг. Ныне они сохранились в сёлах Миасское, Травники, Степное и пос. Наваринка  Челябинской области. Памятники в бывших казачьих станицах Миасской, Травники и Степной были построены около 1909-1910 гг. на пожертвования станичников и представляют собой каменные обелиски с посвятительными надписями и именами погибших и вернувшихся с войны казаков соответствующих станиц (кроме памятника в с. Степном, который не содержит имён). Жители пос. Наваринка на чугунной плите увековечили имя односельчанина казака Рубанова, погибшего на войне с Японией. Эта плита была закреплена на здании местной церкви.

Казачество, отличаясь самобытной культурой, наполняло памятные места соответствующей информацией. Наличие имён живых и погибших на одном камне свидетельствует о том, что памятники имели двоякую функцию. Памятные места увековечивали имена павших в боях, т.е. должны были вечно «поминать» погибших, на что указывает православная символика на обелисках, а плита в пос. Наваринке имела единственную поминальную функцию, располагаясь на стене храма. Также обелиски прославляли подвиги живых казаков, что выразилось в монументальности памятников и наличии символов воинской доблести (образ Георгия Победоносца, изображение знамён, кресты). Становясь достоянием общества, памятники приобщали к опыту войны жителей станиц, и, возможно, так происходило признание локальным обществом подвигов участников кампании. Таким образом, могло происходить своеобразное оправдание перед «обществом» и потомками за неудачи в боях: не они виновны в поражениях, т.к. воевали насмерть, что подтверждается погибшими и значительным количеством награжденных знаками Военного ордена.   

Среди памятных мест, созданных после войны, выделяется памятник-часовня ныне расположенный в г. Юрюзань, который был построен в 1908 г. на пожертвования местных жителей и посвящённый погибшим юрюзанцам в морских боях с японским флотом. Этот памятник представляет собой часовню на четырех опорных чугунных столбах с шатровой, четырехскатной, крытой железом крышей. Венчалась маковкой и крестом. К юрюзанскому памятнику по назначению и функциям близко другое  памятное место, представлявшее собой могилу полковника 214-го пехотного Мокшанского полка П.П. Побыванца, погибшего в 1905 г. и похороненном в ограде церкви в г. Златоусте. Они выражают иной, отличный от казачьего, образ войны. Если казаки, связывали войну не только с потерей близких, но и героизмом, подвигом, славой, доблестью; то для не профессиональных военных образ войны замыкался на трагедии гибели людей. Поэтому места памяти в Юрюзани и Златоусте - это места скорби и поминовения павших за родину.   

Революционный 1917 г. изменил сознание русского человека, трансформировал его культурную память. Русско-японская война приобрела иной смысл, озвученный в листовках социал-демократов в 1905 г. Произошло насильственное вытеснение из новой реальности прежних символов и идентичностей. Памятники войне с Японией на Южном Урале были уничтожены (могила П.П. Побыванца в Златоусте), разрушены или заброшены (в сёлах Миасское, Травники, Степное, в Юрюзани). В пос. Наваринка после уничтожения храма, осталась плита с именем погибшего казака, но она утратила прежнюю свою функцию, т.к. исчезла церковь.

Восстановление дореволюционных памятников началось в 1990-е гг., когда возникла потребность в создании или восстановлении прежде существовавших символов, в установлении связи с дореволюционным прошлым. Обратный процесс «возвращения» репрессированных или забытых образов, заново приобретающих свое значение, коснулся памятных мест, связанных с Русско-японской войной. Инициаторами восстановления давно ушедшей символики явились церковь, казачество, военно-историческое общество.

Естественно, сегодня памятные места Русско-японской войны, сохранившие свои физические очертания, не могут вновь приобрести свои первоначальные функции. Так, возрождение казачества повлекло за собой восстановление его традиций и истории, но сегодня памятники участникам войны 1904-1905 гг. в бывших казачьих станицах, приобрели функцию установления преемственности нового казачества с дореволюционным и демонстрации героического прошлого казаков. Укрепление позиций Православной церкви способствовало реставрации часовни в Юрюзани, как места богослужения, тем более что она расположена на кладбище. В 2005 г. в Златоусте военно-исторический клуб установил памятный крест с именем полковника П.П. Побыванца, однако могила полковника утрачена и вряд ли когда-нибудь будет найдена. Сооружение креста - это попытка воссоздания памятного места, которое бы напоминало о герое и подвигах Мокшанского полка в Мукденском сражении. Другие памятные места, например в пос. Наваринке, не вернули себе прежнее значение, что возможно лишь при восстановлении храма.

Однако с возвращением прежних символов, предпринимаются попытки к созданию новых памятных мест Русско-японской войны. Челябинск богат потенциальными местами памяти: переселенческие бараки, в которых размещались мобилизованные на войну и лечились эвакуированные больные и раненые; территория бывшего танкового училища, где в 1905 г. размещались шатры полевых госпиталей; городская больница, принимавшая тяжело больных военнослужащих; здание Народного дома (ТЮЗа), принявшего в 1904-1906 гг. в свои стены госпиталь; дом 65 на улице Красной, где по воспоминаниям располагался лазарет Красного Креста, а близ него небольшой сквер с даурскими лиственницами, посаженными из семян привезенных участником войны с Японией. Предпринимаемые попытки установления в городе памятника южноруальцам - участникам войны, направлены на актуализацию сквера с лиственницами как памятного места, которое бы содержало информацию о героизме русских воинов в битвах в Чемульпо и Порт-Артуре, что воспроизводит советскую традицию.         

Итак, изменения в коллективная памяти определенных социальных групп и всего общества отразились на трансформации функций памятных мест Русско-японской войны на Южном Урале. Уцелевшие памятники испытали на себе изменения, происходившие в сознании населения России и определенных групп: от конструирования образов войны (после её окончания, до «победы» большевистской модели восприятия дальневосточной кампании и попыток реконструкции досоветского образа войны.

 
« Пред.   След. »

 
 
Краеведы и генеалоги Челябинской области
Антипин Николай Александрович
Бастриков Анатолий Александрович
Бухаров Владимир Леонидович
Завершинский Владимир Иванович
Каменская Лариса Валентиновна
Карташов Александр Николаевич
Козлов Юрий Яковлевич
Королёва Ольга Алексеевна
Костарева Татьяна Викторовна
Криворотова Жанна Александровна
Купцов Иван Владимирович
Любимов Андрей Григорьевич
Новожилова Людмила Александровна
Поздеев Владимир Васильевич
Рохмистров Евгений Петрович
Рыжова Мая Петровна
Сергеев Сергий, священник
Сухина Елена Николаевна
Фокина Стелла Андреевна
Фролов Александр Викторович
Чайко Григорий Иванович
Шалагин Анатолий Владимирович
Щеткова Ольга Анатольевна
Случайное изображение из галереи
Сейчас на сайте находятся:
3 гостей
 
 
 
                
© 2008-2013 Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск
При использовании информации ссылка на сайт http://www.uralgenealogy.ru/ обязательна.
Сайт работает на Joomla! Создание сайта - WEBSTRO STUDIO. Дизайн: Rami Ben-Ami, ВЕБСТРО