Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск 
 
 
 
 
 
Главное меню
Главная страница
Первый шаг в генеалогии
Союз краеведов и генеалогов Урала и Зауралья
Газета "Союзная мысль"
Музей "Дети войны"
Об Ассоциации и о нашей библиотеке
Лидеры Ассоциации
Гость Ассоциации
Краеведы и генеалоги Курганской области
Краеведы и исследователи Оренбургской области
Исследователи Свердловской области
Краеведы и генеалоги Челябинской области
Летописи Курганской области
Летописи Челябинской области
Летописи Приуралья
Лучшие статьи журналистов
Забытые слова
Старообрядчество на Южном Урала
Территория Оренбургского казачьего войска
Народное творчество
Экологические бедствия Челябинской области
Работа сайта
Контакты
Поиск
Содружественные сайты
Гостевая книга
Баннеры
Авторизация





Забыли пароль?

Rambler's Top100
Главная страница arrow Антипин Николай Александрович arrow Организация и функционирование госпиталей и лазаретов на Южном Урале в годы Русско-японской войны 1904-1905 гг.
Организация и функционирование госпиталей и лазаретов на Южном Урале в годы Русско-японской войны 1904-1905 гг.
 

Опубликовано

  • Антипин, Н.А. Организация и функционирование военных госпиталей и лазаретов на Южном Урале в годы Русско-японской войны 1904-1905 гг. // Тезисы Второй Всероссийской студенческой историко-регионоведческой конференции. СПб., 2008. (в печати)

 

Н.А. Антипин

Организация и функционирование госпиталей и лазаретов

на Южном Урале в годы Русско-японской войны 1904-1905 гг.

В годы Русско-японской войны Транссибирская железнодорожная магистраль оказалась единственной транспортной артерией, связывающей театр боевых действий на Дальнем Востоке с центральной Россией. Железная дорога обеспечивала снабжение русской армии мобилизованными воинскими частями, вооружением и продовольствием, приобретя, таким образом, стратегическое значение для фронта, а территории России, лежащие близ путей сообщения, оказались вовлечены в тыловое обеспечение армии. Южный Урал, где к началу XX века пересеклись железные дороги, соединявшие европейскую Россию с Сибирью и Средним Уралом, стал одним из центров эвакуации военнослужащих.

К середине 1904 г. образовался обратный поток больных и раненых военных, эвакуируемых на родину. Согласно Положению об эвакуации больных и раненых 1890 г. внутренние эвакуационные комиссии (ВЭК), создаваемые в военных округах, ведали передвижением эвакуированных военнослужащих внутри империи[1]. Таким образом, появились эвакуационные комиссии в Иркутске, Омске, Москве, Санкт-Петербурге. В Казанском военном округе с 31 мая 1904 г. работала Челябинская внутренняя эвакуационная комиссия (ЧВЭК), которая в начале 1905 г. была переведена в Самару (СВЭК), а в Челябинске и Перми в апреле 1905 г. для открытия сводных госпиталей организовались филиальные отделения СВЭК; в Челябинск ВЭК вернулась летом 1905 г.[2]

Деятельность региональных ВЭК координировала Главная эвакуационная комиссия. Региональные ВЭК организовывались начальниками военных округов, председатель комиссии подчинялся окружному инспектору госпиталей. В состав комиссий входили кроме председателя и его помощника, главный врач, член по назначению начальника полевого дорожного управления, этапный комендант, представитель Красного Креста, секретарь, чины для поручений, писари и прислуга.

Региональные ВЭК были связаны те только с военно-окружными структурами (военно-медицинским, инженерным, интендантским управлениями), но и уездным воинским начальником, который, как в Челябинске, вникал во всех вопросы функционирования госпиталей[3]. Кроме того, для более полного контроля за санитарной обстановкой в Челябинске действовали наблюдательный пункт и особая санитарная комиссия, включавшая в себя представителей железной дороги, ЧВЭК, Красного Креста, городской управы, а также уездного воинского начальника и врачей[4]

ЧВЭК (СВЭК) на Южном Урале имела в своём распоряжении обширную сеть учреждений различного ведомственного подчинения. Среди них челябинские госпитали: 109-й запасной (30.09.1904-23.03.1906 гг., 120-200 мест), 1-й и 2-й сводные госпитали (июнь-октябрь 1905 г. на 420 мест каждый)[5]. В октябре 1905 г. 1-й сводный преобразован в 1-й запасной госпиталь на 50 мест (расформирован к маю 1906 г.), а материальная база и личный состав 2-го сводного переведены в Миасский завод, где сформирован 2-й запасной госпиталь (январь-октябрь 1906 г., 210 мест)[6].

Штатный состав госпиталей зависел от количества мест. В 109-м запасном госпитале по штату числилось 94 чел. (главный врач, ординаторы, фельдшеры, управляющий аптекой, смотритель, помощник смотрителя, письмоводитель, писари, сестры милосердия, госпитальные надзирателе, палатные надзиратели, служители младшего разряда, нестроевые младшего разряда)[7]. Сводные госпитали имели 169 чел. личного состава, который с переформированием в запасные сократился до 89 чел.[8] Личный состав госпиталей располагался в основном в наемных квартирах (врачи, сестры милосердия и офицеры) и частных домах (нижние чины). Госпитали также не имели специализированных помещений: 109-й госпиталь помещался в здании Народного дома, сводные - в 40 шатрах, с деревянными полами и печами, близ станции Челябинск, поэтому функционирование последних виделось проблематичным в условиях зимы. Позже 1-й запасной госпиталь разместился в бараках Переселенческого пункта, а миасский - в казармах[9]. Нижние чины госпиталей и больные получали одинаковое питание: обе из двух блюд и ужин из одного (супы и каши, в день полагалось ¾ фунта мяса). «Слабосильные» больные питались молочными продуктами[10].

Кроме госпиталей, больных и раненых принимали лазареты Красного Креста в Челябинске (30.07.1904-1.03.1906 гг., 80 мест), Миасском заводе на 15 мест, Симском заводе на 40 мест (закрыт в августе 1905 г.), Златоусте первоначально (ноябрь 1904 - 1906 гг., 35-75 мест)[11]. Статс-дама А.Н. Нарышкина в 1905-1905 гг. в Челябинске содержала на собственные средства и пожертвования больницу на 45 мест при Управлении челябинского уездного воинского начальника и приют для воинов на 60 мест[12]. Также больных и раненых в Челябинске принимали городская и переселенческая больницы[13]. На станции Челябинск в начале 1905 г. открылся санитарный комплекс (баня, прачечная и дезинфекционный флигель) с пропускной способностью 6000 человек в сутки[14].

Бытовые условия в лазаретах и больницах были лучше, чем в госпиталях. Например, лазарет Красного Креста и переселенческая больница в Челябинске занимали бараки Переселенческого пункта. Они имели собственную прачечную, дом для персонала, баню, ванную и тёплый ватерклозет[15]. То же можно отметить в отношении питания, подготовленности персонала, что во многом устраивалось трудами А.Н. Нарышкиной.

Санитарно-медицинские учреждения, располагавшиеся на  Урале и в Поволжье образовывали единую сеть, которая позволила ЧВЭК (СВЭК) осуществить главную задачу своей работы - «удаление раненых и больных из района военных действий и  распределение их по врачебным заведениям в тылу армии и во внутренних областях империи»[16], дабы предотвратить распространение инфекционных заболеваний в войсках и избежать скоплений эвакуируемых на важнейших участках железной дороги.  

В Челябинске, Миасском и Симском заводах, Златоусте принимались и оставались на лечение военнослужащие, призванные из Челябинского, Троицкого, Верхнеуральского уездов Оренбургской губернии, Уфимской, Пермской, Вятской, Казанской и части Симбирской губерний[17]. Однако, кроме уроженцев губерний Казанского военного округа через госпитали Южного Урала прошли представители 75 губерний Российской империи.

Эвакуационная комиссия стремилась канализировать потоки больных и раненых (а также мобилизованных) не только в масштабах военного округа, но и среди отдельных лечебных учреждений. Госпитали, лазареты, больницы Челябинска и Миасского завода, учитывая их материальные и кадровые возможности, имели определенную специализацию. Так, носители инфекционных заболеваний отправлялись в Челябинскую городскую больницу. Больные сифилисом и венерическими заболеваниями направлялись во 2-й сводный госпиталь, затем в миасский. Терапевтические больные оставлялись в 1-м сводном (запасном) госпитале, а больные, подлежащие освидетельствованию в комиссиях и увольнению от службы, поступали в 109-й госпиталь. Основную долю стационарных и тяжелобольных, требующих хирургического вмешательства принимал лазарет Красного Креста на Переселенческом пункте, которые имели необходимые условия и специалистов. Переселенческая больница, располагавшаяся близ лазарета Красного Креста, действовала совместно с последним, также принимая амбулаторных больных. Приют и лазарет А.Н. Нарышкиной работал в основном со «слабосильными», которым не требовалась медицинская помощь, а необходим был уход и специальное питание; учреждения статс-дамы принимали больных мобилизованных военнослужащих, уволенных от службы, которые поступали из 109-го госпиталя[18].

Таким образом, госпитали Челябинска и Миасского завода представляли собой сортировочные пункты, в которых происходило распределение эвакуированных с Дальнего Востока военнослужащих по лазаретам и больницам военного округа, и постоянная переполненность госпиталей в 1905 г. не позволяла качественно оказывать медицинскую помощь нуждающимся военнослужащим.

Согласно ежемесячным госпиталей через 109-й госпиталь прошло 5744 чел., 1-й сводный (запасной) госпиталь принял 2302 чел., из них более ⅔ было выписано и ⅓ переведена в другие лечебные учреждения (смертность 0,2 %)[19]. Ежемесячные отчеты прочих госпиталей не сохранились, но по именным спискам, сохранившихся фрагментарно, 2-й сводный в июне-августе 1905 г. принял 768 чел., миасский - 978 чел. в январе-июле 1906 г.[20] Через лазарет Красного Креста прошло 1605 стационарных больных, из которых 85,5 % было выписано (при смертности 2,5 %), и 662 амбулаторных. Переселенческая больница приняла 377 стационарных и 805 амбулаторных больных военнослужащих (до октября 1905 г.). 14 октября 1905 г. при лазарете Красного Креста открылась специальная амбулатория для военнослужащих, которую посетило 662 чел.[21]. Златоустовский лазарет Красного Креста принял 1002 чел.[22]. Наконец, в войсковой бане 14 марта - 7 июля 1905 г. было вымыто 104801 чел. и выстирано белья 632 пуда[23].

Поступающие военнослужащие в госпитали характеризовались по 137 заболеваниям. Наиболее распространенные диагнозы пациентов 109-го госпиталя: «расстройство общего питания» (цинга, малокровие, белокровие и т.п.) - 33,4 %, ранения (огнестрельные, холодным оружием) - 15,5 %, заболевания органов движения - 9,7 %, заболевания органов чувств - 7,5 %, заболевания органов пищеварения - 6,9 %, заболевания органов дыхания - 6,6 %, переломы - 2,7 %[24]

Таким образом, несмотря на трудности военного времени и революционные потрясения, сложности эвакуации и отсутствие опыта передвижения армии на многие тысячи верст по железным дорогам, эвакуационным комиссиям удалось предотвратить возникновение эпидемий в войсках и оградить центральную Россию от проникновения инфекционных заболеваний.



[1] См.: ОГАЧО, ф. И-13, оп. 1, д. 396, л. 31.

[2] См.: Там же, ф. И-3, оп. 1, д. 785, л. 82; ф. И-13, оп. 1, д. 396, л. 6; ф. И-146, оп. 1, д. 2, л. 1; ф. И-157, оп. 1, д. 19, л. 3.

[3] См.: Там же, л. 9-11.

[4] См.: Там же, ф. И-146, оп. 1, д. 1, л. 10 об.-11.

[5] См.: Там же, ф. И-156, оп. 1, д. 15, л. 489; ф. И-146, оп. 1, д. 2, л. 1, 16.

[6] См.: Там же, л. 171, 180; ф. И-156, оп. 1, д. 15, л. 474, 500; ф. И-158, оп. 1, д. 2, л. 102; д. 3, л. 2; д. 8, л. 76.

[7] См.: Там же, ф. И-157, оп. 1, д. 10, л. 11.

[8] См.: Там же, ф. И-156, оп. 1, д. 4, л. 141, 493.

[9] См.: Там же, ф. И-146, оп 1, д. 2, л. 2; д. 3, л. 1, 14-14 об., 115.

[10] См.: Там же, ф. И-157, оп. 1, д. 10, л. 29.

[11] См.: Там же, ф. И-146, оп. 1, д. 1, л. 8; д. 2, л. 282; ф. И-156, оп. 1, д. 2, л. 34; ф. И-157, оп. 1, д. 16, л. 27 об.; д. 26, л. 94; Семячкова В.В. Деятельность уральских общественных организаций в годы русско-японской войны (1904-1905 гг.) // Шестые Татищевские чтения. Екатеринбург, 2006. Т. 1. С. 342.

[12] См.: ОГАЧО, ф. И-146, оп. 1, д. 1, л. 10; ф. И-156, оп. 1, д. 5, л. 105; Чичерина Н. Челябинск времен русско-японской войны (по письмам А.Н. Нарышкиной) // Уральская старина. Екатеринбург, 2004. Вып. 6. С. 62-70.

[13] См.: ОГАЧО, ф. И-13, оп. 1, д. 402, л. 6; д. 415, л. 169; Ляпустин В. Челябинская городская больница за время моего заведывания (1903-1906 гг.): Отчет и воспоминания. Челябинск, 1907. С. 2-4.

[14] См.: ОГАЧО, ф. И-148, оп. 1, д. 1, л. 282; д. 2, л. 48, 332.

[15] См.: Там же, ф. И-13, оп. 1, д. 369, л. 262; д. 425, л. 119.

[16] См.: Там же, ф. И-13, оп. 1, д. 396, л. 31.

[17] См.: Там же, ф. И-157, оп. 1, д. 16, л. 2, 43; д. 26, л. 94; ф. И-156, оп. 1, д. 1, л. 27; ф. И-146, оп. 1, д. 2, л. 282.

[18] См.: Там же, л. 1, 10; д. 2, л. 5; ф. И-156, оп. 1, д. 1, л. 55.

[19] См.: Там же, д. 10, 25, 36, 42; ф. И-156, оп. 1, д. 7.

[20] См.: Там же, ф. И-146, оп. 1, д. 7; ф. И-158, оп. 1, д. 4-6.

[21] См.: Там же, ф. И-13, оп. 1, д. 425, л. 119, 122.

[22] См.: Семячкова В.В. Указ. соч. С. 342.

[23] См.: ОГАЧО, ф. И-148, оп. 1, д. 2, л. 52.

[24] См.: Там же, ф. И-157, оп. 1, д. 10, 25, 36, 42.

 
« Пред.   След. »

 
 
Краеведы и генеалоги Челябинской области
Антипин Николай Александрович
Бастриков Анатолий Александрович
Бухаров Владимир Леонидович
Завершинский Владимир Иванович
Каменская Лариса Валентиновна
Карташов Александр Николаевич
Козлов Юрий Яковлевич
Королёва Ольга Алексеевна
Костарева Татьяна Викторовна
Криворотова Жанна Александровна
Купцов Иван Владимирович
Любимов Андрей Григорьевич
Новожилова Людмила Александровна
Поздеев Владимир Васильевич
Рохмистров Евгений Петрович
Рыжова Мая Петровна
Сергеев Сергий, священник
Сухина Елена Николаевна
Фокина Стелла Андреевна
Фролов Александр Викторович
Чайко Григорий Иванович
Шалагин Анатолий Владимирович
Щеткова Ольга Анатольевна
Случайное изображение из галереи
Сейчас на сайте находятся:
1 гость
 
 
 
                
© 2008-2013 Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск
При использовании информации ссылка на сайт http://www.uralgenealogy.ru/ обязательна.
Сайт работает на Joomla! Создание сайта - WEBSTRO STUDIO. Дизайн: Rami Ben-Ami, ВЕБСТРО