Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск 
 
 
 
 
 
Главное меню
Главная страница
Первый шаг в генеалогии
Союз краеведов и генеалогов Урала и Зауралья
Газета "Союзная мысль"
Музей "Дети войны"
Об Ассоциации и о нашей библиотеке
Лидеры Ассоциации
Гость Ассоциации
Краеведы и генеалоги Курганской области
Краеведы и исследователи Оренбургской области
Исследователи Свердловской области
Краеведы и генеалоги Челябинской области
Летописи Курганской области
Летописи Челябинской области
Летописи Приуралья
Лучшие статьи журналистов
Забытые слова
Старообрядчество на Южном Урала
Территория Оренбургского казачьего войска
Народное творчество
Экологические бедствия Челябинской области
Работа сайта
Контакты
Поиск
Содружественные сайты
Гостевая книга
Баннеры
Авторизация





Забыли пароль?

Rambler's Top100
Главная страница arrow Завершинский Владимир Иванович arrow Об этом, товарищ, не вспомнить нельзя...
Об этом, товарищ, не вспомнить нельзя...
В канун юбилея Чесменского района Челябинской области мы продолжаем публиковать неизвестные страницы нашей истории. 

     

      Голод в Тарутино... К этой теме я подступал долго и трудно. Да и как передать словами ужас, боль и горечь тех, кто пережил голод двадцатых годов прошлого столетия в родном моем Тарутино? До последних дней своих испытавшие его все прятали по укромным местам кусочки-сухарики, все держали про запас крупу, мыло, соль и спички. Бывало, что проводив в последний путь родного человека, близкие в самых неожиданных местах находили бережно высушенные и уложенные сухари, крупу, часто поджаренную слегка, чтобы не завелись вредители. Даже в пятидесятые годы, послевоенные и не слишком сытные, хоть и скромные, но запасы были в каждой семье.  Зона рискованного земледелия, частые засухи и неурожаи приучили тарутинцев иметь собственные и общественные запасы. Тарутинцы, которых в округе до сих пор поддразнивают "тарушатники-лапшатники", имели пять ветряков, а позже и паровую мельницу, маслобойки и маслозавод. "Казаки без белого хлеба и лапши за стол не садились", - говаривал один из старожилов, вспоминая дореволюционное время. Не у всех и не всегда так было, но значительная часть тарутинцев была зажиточной, в том числе и за счет больших земельных наделов и развитого животноводства. А мелкую птицу и не считали, только крупный рогатый скот, лошадей, волов да верблюдов. С началом первой мировой войны мужские руки, так необходимые в хозяйстве, были отлучены от него на многие годы. Сокращались посевные площади, но затруднений с продовольствием, как это было в некоторых городах Оренбургской губернии к концу 1916 года, не наблюдалось. Тем не менее, к 1918 году расслоение жителей и по уровню доходов и по числу рабочих рук коснулось и Тарутино. Сотни казаков находилось на фронтах, а с началом Гражданской войны и интервенции рухнул вовсе привычный уклад жизни. Хлеб и продовольствие нужны были в промышленных разоренных центрах, в городах, на снабжение Красной армии. Естественно, что без этого не могли обойтись и белые, в основном дутовцы и колчаковцы. Непосредственно в Тарутино "самоснабжались" 2-ой Сызранский и 3-ий Запасный полки. События 1918-19 годов привели к добровольному уходу к красным или белым не слишком значительного числа казаков, однако мобилизации они уже избежать не смогли. В армию Колчака было мобилизовано более 300 тарутинцев, а после ухода белых с территории Троицкого уезда уже в Красную армию мобилизовали более двухсот. Советская власть прочно укрепилась в Тарутино в августе 1919 года. Стали возвращаться с надеждой работы на своей земле бывшие мобилизованные Колчаком и дезертировавшие или сдавшиеся в плен. Многие - с болезнями и ранами, с брюшным и возвратным тифом, из холерных поездов и бараков-лазаретов. Вся экономическая база новых властей в станице, как и везде, свелась к продразверстке. В Тарутино это привело к резкому сокращению посевных площадей - стимула трудиться не стало, а часто и некому было. Продразверстка (до марта 1921 года), а затем сельхозналог поставили тарутинцев в очень сложное положение. Осенью 1919 года и в зиму 1920 тарутинцы пожертвовали более 1000 пудов хлеба из общественных запасов. Жертвовали голодающему населению Москвы и Петрограда, крупных промышленных центров, в помощь Западному фронту (где шли бои с панской Польшей), на врангелевский фронт. По воспоминаниям старожилов и архивам, уполномоченные различных ведомств почти ежедневно "в порядке боевого приказа" чего-либо требовали - хлеба, масла, шерсти, фуража, подвод, дров, гужевого транспорта... Активно работали еще не разгромленные кооператоры, скупавшие, а чаще менявшие на мануфактуру зерно, масло и скот. В условиях разрухи предметом обмена становилось оконное стекло, керосин, колесная мазь. Все резко переменила страшная засуха, поразившая многие районы страны весной 1920 года. Население Тарутинской станицы к этому времени составляло около 4000 человек. При проверке хлебных запасов установили наличие "как во дворах, так и в амбарах" 14 130 пудов. Для населения, считая по пуду на душу из расчета по 1 октября 1920 года - одиннадцать тысяч двести пятьдесят три пуда, для рабочих лошадей (1313) - две тысячи восемьсот двадцать два пуда, считая до нового урожая. (Подсчет проводился в июне 1920 года. На осень 1920 года скота в станице было достаточно. Подсчет сентября: коров-волов 1934, лошадей-1083, верблюдов-12,овец и коз около 4 тысяч, свиней более тысячи. Птицу просто не считали, оценив примерно в 5000 голов. Несмотря на постоянную разверстку и налоги положение трагичным не казалось. Но отсеявшись более чем на 7 тысячах десятин, уже к июлю 1920 тарутинцы констатировали, что 4 тысячи погибли от засухи, 1500 не взошли после посева, а триста более или менее взошедших - были съедены кобылкой и другими вредителями. Слабые надежды на оставшуюся тысячу десятин не оправдались. Подобная картина складывалась тогда не только в станице, но и в уезде, губернии, на всем Урале и в Поволжье. Урожая не было вообще. Выжгло травы, пересохло даже значительное по площади озеро. А власти требовали выплат по разверстке и уплаты налогов. По хлебу и фуражу разверстку, крайне непосильную, тарутинцы выполнить не смогли, почти сразу же в счет разверстки пошел мелкий скот и птица. Но даже с трудом собранные 200 пудов у населения вывезли - с продотрядами шутки были плохи. В связи с повсеместной нехваткой кормов власти осуществили еще и сенофуражную разверстку, обрекая оставшийся скот. Это не считая нарядов на вывоз дров, доставку грузов до железной дороги. С великим трудом, меняя и продавая скот, самоорганизацией и с помощью знатных земляков - А.Е. Карташова, С.И. Ловчикова, В.А. Огаркова, до начала 1921 года тарутинцы не без жертв, но все-таки продержались. Огромную работу проводил стансовет, руководитель его Федор Степанович Карташов, отделы продовольствия, комиссия по трудовой повинности, комтруд, социального обеспечения. Особо снабжались семьи красноармейцев и демобилизованные. Существенный доход до лета 1921 года приносила добыча соли на пересохшем Соленом озере. Из-за пересохших озер нечем было поить скот, делать кизяк для топки. Совсем исчезли запчасти для скудного сельхозинвентаря. Полуголодное еще население, дети без одежды и обуви. Совсем скудное снабжение шло по линии единой потребительской кооперации и по линии профсоюзов, в которые тогда входили тарутинские кустари. Станичный съезд депутатов от сельсоветов, входивших в Тарутинскую станицу, в сентябре 1920 года постановил употреблять на продовольствие хлеб урожая 1920 года. Для завоза дров в станицу съезд постановил провести несколько всеобщих субботников. Под строгий учет брались луга и пастбища общественного пользования, источники воды и родники, срочно копались колодцы. Лошадей все чаще стали в осенне-зимнее время отправлять на тебеневку - добычу корма из под снежного покрова. В конце сентября Тарутинский совет докладывает в Троицк о невозможности выполнять продразверстку, особенно по зерну, и сдаче кур, гусей, индеек, уток и баранов. К январю 1921 года хлеба вообще не было у 158 семей, число душ - 741. На посев 1921 года в общественном амбаре хранилось зерна по 2 пуда на душу. На лошадей пошел мор от сибирской язвы. Значительная часть их с трудом переносила тебеневку. Зимней обуви не было более чем у половины населения. 226 семей красноармейцев вообще не имели семенного материла и проживали на пособие от Троицкого соцобеспечения, получаемое   один раз в два месяца. Но вывезли и семенной материал, обещав вернуть к посеву. По оценке станисполкома примерно треть населения относила себя к беднякам. При всей уже трагичности положения стансовет исходил из возможности продержаться до 1 июня 1921 года. Надежды были на урожай 1921 года, но засуха не отпускала и его просто не было. Лето 1921 года было уже невыносимым. Запасов ни в общественных амбарах, ни у населения не осталось вообще. Народ голодал и пытался выжить только за счет продажи и мены скота на хлеб. Только десятки из нескольких сотен человек смогли выполнить продналог, взымавщийся со станицы. При невыносимой засухе не стало и кормов для скота. Дети в школах не занимались, школьные работники разуты и раздеты и совершено без каких-либо продуктов. В целом в стране помощь голодающим оказывают избежавшие засухи губернии, профсоюзы, филиалы Международной организации рабочей помощи. При ВЦИК Республики в июле 1921 года была создана Центральная комиссия помощи голодающим (ЦК Помгол). Комиссия предпринимает меры по получению помощи, особенно продовольствием и семенами. Вводится самообложение граждан денежным и натуральным налогом. С начала августа 1921 года комиссия по борьбе с голодом создается в уездном центре - городе Троицке. Возглавил ее, как уже указывалось в работе Е. Дубинина, - А.Е Карташов при членах Петрове и Щебетенко. В имеющемся в ОГАЧО экземпляре решения комиссии от 1 августа 1921 года указывалось "Тщательно обследовать до отдельного хозяина, выяснить количество пострадавших, отдельно детей до 12-летнего возраста, работоспособных мужчин и женщин, наличия скота, необходимости открытия столовых. Комиссия работает крайне осторожно, не подавая надежду государственной помощи, призывая самоорганизацию. Материалы представить к 12 августа". С октября 1921 года Комиссия уже в составе Карташова, Суслова, Зорина и Фирсова принимает решение об открытии столовых в станицах. Столовые детского питания в Тарутинской на 605 мест (примерное количество детей до 12 лет), в Чесменской довести до 500. С 11 августа 1921 года комиссии по борьбе с голодом в уезде переименовываются в комитеты взаимопомощи. В станицах в них входят представители от граждан, исполкома, продотдела и ячейки РКП (б). Для сбора пожертвований в урожайных уездах направлялось по одному грамотному представителю от станицы, снабженных соответствующими полномочиями и документами.
         Уездные власти в Троицке довольно часто в двадцатые годы прошлого века меняли административное устройство "для лучшей управляемости". Часть нововведений прижилась, часть осталась памятником эпохе. Так, с ноября 1920 года станицы Тарутинская и Чесменская объединялись. В созданную Тарутинскую волость кроме станиц Тарутинской и Чесменской с хуторами и выселками, входил также поселок Ново-Еткульский и Резутовский. Как известно, с 1921 года к помощи голодающим в России по Рижскому договору была отправлена "Американская администрация помощи" (АРА), о деятельности которой в наших краях подробно рассказано в известной публикации Е. Дубинина. Ее сотрудники должны были по договору только оказывать помощь голодающим и не заниматься политикой или коммерцией. Помощь американцев не предназначалась здоровому взрослому населению и военнослужащим. Современные исследователи много работ посвятили АРА и ее деятельности. Помощь американцев была своевременной и нужной, масштабы ее значительны. Наряду с помощью был и экономический расчет - избавить Америку от значительных запасов продовольствия на складах, срок годности которых уже истекал. В сборнике  "Государственная безопасность", Челябинск, 2002 год, мне встретились строки воспоминаний Троицкого чекиста Петра Герасимова о том, как АРА появилась в городе и уезде. "В Троицк прибыли два представителя АРА в форме офицеров американской армии... К представителям городской власти, встречавшей их на вокзале, отнеслись пренебрежительно, сели в фаэтон известного в городе старорежимника, сподвижника атамана Дутова, инженера Калашникова и отбыли в его квартиру". Уполномоченным АРА назначили Калашникова."Сами же "благодетели" толклись на базаре. Заводили знакомства со спекулянтами. Выясняли, где и у кого можно приобрести золото, платину, драгоценный камни в обмен на продовольствие". К слову, резиденция АРА в Троицке размещалась в бывшем подворье войскового казачьего правления 3 отдела ОКВ, затем штабе полка Разина, а ныне это здание троицкого горвоенкомата. В апреле 1922 года помощники АРА по оперативно-инструкторской части в Тарутино раздали 730 пайков и открыли столовую на такое же количество детских пайков, в поселке Ново-Еткульском на 180 мест, в Чесменском - на 680, в Резутовском на 180. Положение жителей к этому времени было совершенно отчаянным. Число жертв голода шло на сотни. С первого мая по 10 июля 1922 года в Тарутино умерло голодной смертью 185 человек, а всего за первое полугодие 1922 года - 722!!! Не менее полутора лет подавляющее большинство жителей питалось суррогатами - лебедой, просянкой, березкой, мукой из корневища камыша. За два голодных года посевы сократились в 5 раз, была съедена почти вся птица и мелкий скот. Берегли только коров и лошадей, но и их поголовье сократилось в четыре раза. Гнавшие скот на мену, несмотря на охрану из односельчан подвергались нападению голодных людей. В зиму тарутинцы скормили скотине даже соломенные крыши сараев и домов. По ночам приезжий и такой же голодный люд пытался красть скот, поэтому охрану ночью проводили поквартально. Умирая голодной смертью многие бросали насиженные места и дома и шли в батраки или поденщики "только за еду". Были и находились и такие, которые смогли нажиться на человеческом горе и позднее в годы НЭПа стать зажиточными. О самых страшных историях не рассказываю, несмотря на рассказы старших односельчан документального подтверждения они не нашли. Но не все есть и в документах. К осени 1923 года, когда ситуацию удалось взять под контроль и вместо Помголов стали работать Последголы, население Тарутино сократилось почти на полторы тысячи человек. Не менее тысячи из них умерли голодной смертью. Были месяцы, когда умерших не могли хоронить семьи и их хоронил в общей могиле. Есть такая и на старой части тарутинского кладбища. Несколько строк о том, как и кем в эти страшные годы оказывалась медицинская помощь.
      С октября 1919 года, когда в уезде и станице были случаи сыпного и возвратного тифа, скарлатины, оспы заведующим Тарутинским медпунктом был Федор Петрович Труфанов,1883 года рождения, участник русско-японской и первой мировой войн, с 1921 года он служил уже в Бородиновском медпункте. С апреля 1921 года фельдшерский пункт возглавлял Яков Васильевич Решектаев,1887 года рождения, получивший знания в военном госпитале в Иркутске. Умер от холеры. В июле 1921 года Чесменским, а затем Тарутинским медпунктом заведовал Михаил Николаевич Чернов, 1898 года рождения, из поселка Павловского Наследницкой станицы, образование получил при Оренбургском военном госпитале. С мая 1922 года в Тарутинской станице полный георгиевский кавалер, бывший сотенный фельдшер Оренбургского казачьего полка Андрей Андреевич Колдаев, обучавшийся профессии в Харьковском местном лазарете. И кто знает, может быть самоотверженная работа этих людей спасла многие жизни, если не от голода, то от эпидемий, свиреповавших в те страшные годы. К слову, питаться в столовых АРА, например, дети голодающих могли только непосредственно в помещении столовой, домой пайки не выдавались совсем не редкими были случаи, когда больные дети, разутые и раздетые, вынуждены были посещать их как единственную надежду выжить...
       
      В. Завершинский специально для www.chesma74.ru
 
« Пред.   След. »

 
 
Краеведы и генеалоги Челябинской области
Антипин Николай Александрович
Бастриков Анатолий Александрович
Бухаров Владимир Леонидович
Завершинский Владимир Иванович
Каменская Лариса Валентиновна
Карташов Александр Николаевич
Козлов Юрий Яковлевич
Королёва Ольга Алексеевна
Костарева Татьяна Викторовна
Криворотова Жанна Александровна
Купцов Иван Владимирович
Любимов Андрей Григорьевич
Новожилова Людмила Александровна
Поздеев Владимир Васильевич
Рохмистров Евгений Петрович
Рыжова Мая Петровна
Сергеев Сергий, священник
Сухина Елена Николаевна
Фокина Стелла Андреевна
Фролов Александр Викторович
Чайко Григорий Иванович
Шалагин Анатолий Владимирович
Щеткова Ольга Анатольевна
Случайное изображение из галереи
Сейчас на сайте находятся:
4 гостей
 
 
 
                
© 2008-2013 Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск
При использовании информации ссылка на сайт http://www.uralgenealogy.ru/ обязательна.
Сайт работает на Joomla! Создание сайта - WEBSTRO STUDIO. Дизайн: Rami Ben-Ami, ВЕБСТРО