Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск 
 
 
 
 
 
Главное меню
Главная страница
Первый шаг в генеалогии
Союз краеведов и генеалогов Урала и Зауралья
Газета "Союзная мысль"
Музей "Дети войны"
Об Ассоциации и о нашей библиотеке
Лидеры Ассоциации
Гость Ассоциации
Краеведы и генеалоги Курганской области
Краеведы и исследователи Оренбургской области
Исследователи Свердловской области
Краеведы и генеалоги Челябинской области
Летописи Курганской области
Летописи Челябинской области
Летописи Приуралья
Лучшие статьи журналистов
Забытые слова
Старообрядчество на Южном Урала
Территория Оренбургского казачьего войска
Народное творчество
Экологические бедствия Челябинской области
Работа сайта
Контакты
Поиск
Содружественные сайты
Гостевая книга
Баннеры
Авторизация





Забыли пароль?

Rambler's Top100
Главная страница arrow Мишкинский район arrow Село Кирово arrow Рассказ Поповой В.Г. о близких и о себе.
Рассказ Поповой В.Г. о близких и о себе.
          Моя мама Беткер Ольга Фёдоровна, родилась в селе Барановичи на территории Польши в 1893 году, 10-го июля. Девичья и мужняя фамилии - Беткер, так как в селении Барановичи много было представителей этой фамилии. Мама моя была очень красивая, три раза выходила замуж и все мужья её очень-очень любили. Она была очень удачлива в любви.

        Первым мужем мамы и моим родным отцом был  Беткер Григорий Готлибович (гр. прим. 1880, умер в 1918 году).  Второй муж - Коротовских Андрей Иванович,  из деревни Караси Челябинского уезда. Позже он меня усыновил. Третий муж - Карпов Иван Петрович.

         Я очень любила маму. Ведь родных, кроме друг друга, у нас никого не было.

***
Ниже приведена текстовая версия.
***
   20 октября 1914 года у мамы родилась я,  в селе Барановичи в Польше (а позже, в Западной Белоруссии). Жили мы среди своих родных и близких людей - немцев. У меня была фотография, на которой мне было около года, но сейчас у меня её нет - она у моей племянницы в Германии. На ней сфотографированы мой дядя Готлиб, я, мама и прабабушка.  Я на ней очень уж серьёзная, держу на уровне груди ножичек, подаренный мне дядей Готлибом, в ушах серёжки, которые мне надели родные почти сразу же после рождения. Эта фотография - всё, что осталось от моей жизни в Польше. В то время Польша находилась в состоянии войны с Россией и часть Польши к 1915 году отошла к Западной Белоруссии и стала принадлежать России. Царское правительство в целях безопасности стало переселять местное население Польши, а также этнических немцев  вглубь России, а именно -  во Введенскую волость Челябинского уезда.

        В детстве я была очень хорошенькой и незнакомые прохожие мне часто говорили: «Чья это такая красавица идёт?», на что я им без запинки отвечала: «А Вы Ольгу-немку знаете? Так вот я - её!»

         В 1915 году отца призвали на войну, где он был ранен. От нанесённых ран отец рано скончался - в 1918 году.

      Когда умер мой родной отец Беткер Григорий Готлибович, нас выслали из Карасей. Мы оказались в Оренбурге, где вся наша родня и мы с мамой заболели тифом. Когда мама оправилась от болезни, то стала выхаживать и меня. А до этого ухаживать за мной было некому. Мама рассказывала мне, что болезнь была до того запущенной, что у меня уже тело начало отставать от косточек. Так в 1918 году я в первый раз почти умерла. Второй раз умирала от туберкулёза, а третий - от рака. Но вот до сих пор жива - всё пережила!

      Снова мы приехали в Караси!

      Мама познакомилась с Коротовским Андреем Ивановичем в 1921 году. Он был родом из деревни Караси.  В этой же деревне проживал родной брат Андрея Трофим Иванович, который в настоящее время проживает в совхозе 8-е марта Мишкинского района Курганской области.

        Сейчас  деревня Караси относится к Курганской области, а до 1943 года она относилась к Челябинскому округу Уральской области.

       Вскоре после  регистрации мамы и Коротовских Андрея Ивановича  было разрешено этническим немцам вернуться на родину и мы втроём поехали в Польшу. Отчим туда поехал по документам моего родного отца Беткера Григория Готлибовича, но в 1923 году этот обман вскрылся и его интернировали в Советский Союз, как русского подданного. Мы с мамой поехали за ним в Россию.

       В дороге в 1921 году мама снова переболела возвратным тифом. Я вместе с ней заразилась тоже. Маму сняли с поезда. Когда папа ездил навещать маму в больницу я оставалась совсем одна. Помню, что мне было очень страшно. Я сидела на каких-то нарах и звала маму. Когда папа пришёл, я так обрадовалась! Он был очень хороший, мой второй папа.

     Мама меня частенько шлёпала, когда я не слушалась, а папа всегда заступался. Жаль, что папа умер от рака губы. Он начал заболевать ещё в Польше. У него возле рта была маленькая бородавка и когда он брился, то её всегда нечаянно сбривал. Потом это переросло в рак.

        Помню, что мы 11раз перемещались с территории Польши на территорию России. Гоняли нас туда-обратно по прихоти местных пограничников на той и на другой границах. На границе у меня отняли мой любимый ножичек, - подарок дяди Готлиба, а из ушей забрали серёжки. На русской границе одна находчивая  немка решила познакомится с русским пограничником, он её пригласил к себе в избу, а когда все уснули, она убежала и заявила более высокому начальству на этом пересыльном пункте, что людей мучают и не объясняют, для чего 11 раз их переводят с одной границы на другую. На следующий же день пришло распоряжение - срочно отправить всех переселенцев  по местам назначения.  Мне, помню, даже дали хлеба и питья. Переселенцы и их дети были истощены до предела.

        Мы снова приехали в деревню Караси и когда мне исполнилось в 1923 году 9 лет, я пошла учиться в школу в Мишкино. Денег не было, папа умер, мама надрывалась на работе.

        В деревне Караси был кирпичный завод. После революции в этой деревне устроили коммуну, где создали детский сад. Моя мама в этом саду работала поваром.

        Деревня Караси находится от Мишкино за 18 километров. Ираида Аникина  и её брат Володя Аникин в 1927 году, проживая в деревне Мишкино, частенько навещали свою подругу в Карасях Серафиму Ивановну и её мать Лидию Григорьевну. Ираида, Володя и Сима были тогда молодыми, им было около 16-ти лет. Фамилию Лидии Григорьевны и Симы я не помню. Знаю только, что Аникины были дружны с этой семьёй, а что их связывало: родственные или просто дружеские связи - я не знаю. Володя и Ираида ходили в красных галстуках, всегда были весёлые, молодые, красивые. Я с ними не разговаривала, так как по характеру была неразговорчивой.

         Я у Лидии Григорьевны целое лето, когда освобождалась от школьных занятий,  работала конюхом. Возила её туда, куда она прикажет. У неё была повозка, которую я сама запрягала и распрягала. Возить её было не так-то просто - она была тучной женщиной. Я окучивала Лидии Григорьевне картошку, мыла ей полы, нянчилась с детьми и за каждую работу   она мне платила пятачок. Для  нашей семьи, очень бедной, это было большой поддержкой. Лидия Григорьевна работала учительницей в деревне Толстопятовой.  Её дочь  Серафима  Ивановна скончалась в НКВД в годы раскулачивания.

       В деревне Караси проживал священник со своим семейством, которое впоследствии раскулачили.

       Со мной в классе учился Вася Богашов. Его семью также раскулачили в 1930 году. Все Богашовы умерли по дороге, не доезжая до места ссылки, так как условия были очень тяжёлые. Трудная дорога, холод и голод да и психологическая обстановка, связанная с выселением из родного дома была труднопереносимой.

         Когда я училась в пятом классе моя учительница Нина Ивановна предложила моей маме устроить меня в детский дом-интернат. Для того, чтобы маме было полегче меня поднимать! Вызвал меня к себе заведующий РайОНО Яков Тимофеевич Клепалов и предложил перейти в детский дом. Я не задумываясь ни минуты, тут же согласилась. Сначала-то испугалась: «За что меня к директору?»

       До того я была смирная и послушная... Бывала встану за дверь, спрячусь за неё и выглядываю, как сычонок.

       Пошла я в детский дом с радостью!

       Были у меня в Мишкино в детском доме друзья - Зина Назарук, Андрей Заболотнев.

       Все детдомовские дети были очень хорошими и дружными. У Зины косы были ниже пояса. Светло-русые. Очень красиво. Зина потом работала в селе Кирово Курганской области. Я была чёрненькая. Меня дразнили: «Цыганка,  из девятой повозки выпала!».

      Детский дом в деревне Мишкино был расположен у самой церкви.  Вокруг располагались  четыре озера. Везде можно было купаться, но купались мы, почему-то только в одном из озёр. Помню, у нас была в детском доме учительница Анна Александровна, а у неё была дочка Эмма. Девочка эта меня невзлюбила и всегда во время купания топила в озере. Я, бывало уже совсем захлебнусь...  Не унималась!

       Я отучилась и стала учительствовать в школах Челябинского округа. Вместе с Верой Сергеевной Шабурниковой из Мишкино были учительницами в сельской местности.

       Потом меня направили в деревню Плотникову, что радом с деревней Вилкино. Я там вела преподавание в начальных классах два года. Потом туда приехал в отпуск к родным  Колесников Василий Игнатьевич, мой будущий муж.  Мы понравились друг другу, зарегистрировались и я отправилась с ним в Якутию, где он жил.

       Колесников В.И. работал в райкоме партии, завотделом пионеров. Родился он в 1912 году в деревне Плотниковой. Умер недавно, года 2-3 назад...

       В Якутии мы жили в местечке Тырканда, что рядом с Америкой, в посёлке Селигдар. У меня учились якуты и якутки. Занимались они плохо. Намёрзлись мы там с мужем...

        13 лет прожили мы вместе с Колесниковым Василием Игнатьевичем и разошлись. Был он хорошим человеком, но очень любил других женщин... Детей у него потом не было. А мы с ним хотели усыновить мальчика и девочку, у которых умерли родители. Звали детей Вова и Лариса. Мама у них была учительницей. Когда отец погиб, вскоре и мама умерла.

       Сначала мы хотели усыновить только Вову, но мальчик не захотел расставаться с сестрой, тогда мы взяли их двоих. Василий Игнатьевич был с детьми очень строг. Дети его боялись, а меня любили. Рассядутся, бывало по обе стороны от меня, прижмутся... Вова говорил, что когда вырастет, будет лётчиком и будет меня на самолёте катать. А Лариса отвечала ему:  «Мама будет жить только со мной!». Так вот и делили меня...  Потом, когда мы с мужем разошлись, пришлось их отдать  родной тётушке, сестре матери. Сама-то я их не подняла бы одна. Потом мне Вова писал письма и даже прислал фотографию. Так мне было жалко, что мы не вместе!

       В Якутск ко мне приезжала моя мама, но было крушение поезда и она не доехала. Василий Игнатьевич ездил за ней - встречал. Она от увиденного в дороге ужаса повредилась умом, лежала в больнице, лечилась.

       В 1931 году мама в Карасях вышла замуж за Карпова Ивана Петровича. Они между собой жили хорошо, но меня Иван Петрович не любил.

       В годы  войны мы приехали в Кирово. Жизнь  с первым мужем не клеилась, но я продолжала жить в его квартире до тех пор, пока меня из неё не выгнали местные власти. Прихожу, а вещи мои на улице. Говорят: «Вы тут больше не живёте, а жильё это переходит к другим сотрудникам!».  Я расплакалась, рассказала об этом на работе в школе, это услышала Попова Ираида Фёдоровна, которая тоже работала учительницей вместе со мной. Говорит: «Так переезжайте к нам, у нас во второй половине мама  мужа умерла. Свободное жильё стоит!». Так и остались там жить. В конце войны приехал в эту половину дома Попов Василий Иванович, сын умершей хозяйки Евдокии Ивановны. Мы с ним познакомились, некоторое время встречались и решили жить вместе. Первые пять лет мы жили, не расписываясь, а потом поженились. Накопили денег, купили машину «Москвич», потом продали и купили «Волгу».  Сейчас, конечно у нас нет сил водить машину и мы подарили её сыну племянницы Веры.

       Детей у нас с Василием Ивановичем  не было. Так вот и живём вместе, столько лет!

       Да... Я читала где-то давно, что отец Владимира Ильича Ленина говорил: «Жизнь прожить, не мутовку облизать!»...

       Это уж точно...

       Была у меня в жизни мечта - написать книгу о своей судьбе, о своей маме, которую я так любила...

 
« Пред.   След. »

 
 
Летописи Курганской области
Город Курган
Карты сел и деревень Курганской области
Белозерский район
Варгашинский район
Далматовский район
Каргапольский район
Катайский район
Куртамышский район
Мишкинский район
Мокроусовский район
Половинский район
Целинный район
Шадринский район
Щучанский район
Юргамышский район
Случайное изображение из галереи
Сейчас на сайте находятся:
7 гостей
 
 
 
                
© 2008-2013 Южно-Уральская Ассоциация генеалогов-любителей. Город Челябинск
При использовании информации ссылка на сайт http://www.uralgenealogy.ru/ обязательна.
Сайт работает на Joomla! Создание сайта - WEBSTRO STUDIO. Дизайн: Rami Ben-Ami, ВЕБСТРО